Запад и конец СССР: история двух неудач (Le Monde, Франция) | STROKA.info

Запад и конец СССР: история двух неудач (Le Monde, Франция)

21 февраля 1990 года Вацлав Гавел триумфально предстал перед представителями двух палат Конгресса США. Аплодисменты продолжались несколько минут, после чего новый глава чехословацкого государства скромно сказал: «Я работаю лидером всего два месяца и не учился президентским навыкам». «В открытии года произошло столько изменений, что становится плохо их отследить», — заметил он. В титрах американского телеканала C-Span, транслирующего его выступление, было указано: Вацлав Гавел — глава ЧССР (Чехословацкой Социалистической Республики).

Однако «социализм» в Восточной Европе забуксовал. К тому моменту прошло более шести месяцев с тех пор, как Польша и Венгрия просто освободились из социалистического лагеря. А за неделю до «бархатной революции» в Праге, которая привела Гавела и его соратников к власти, пала Берлинская стена. В Москве Генеральный секретарь ЦК КПСС Михаил Горбачев наблюдает за мирным распадом этой «внешней» советской империи, в качестве зрителя, он ничего не делает для спасения союзников. Он не пытается остановить процесс. Ведь у него в любом случае остается под властью Советский Союз.

Но недолго ему и СССР еще держать — в этом не сомневались ни в Москве, ни в Вашингтоне, ни в Бонне, ни в Париже. Своим несколько хриплым голосом Гавел продолжал: «Меня часто спрашивают: чем Соединенные Штаты имеют возможность вам помочь сегодня? Мой ответ столь же парадоксален, как и вся остальная моя жизнь. Самая большая помощь, которую вы можете нам оказать, — это помочь Советскому Союзу на его необратимом, но чрезвычайно сложном пути к демократии».

С видом знатока этот бывший профессиональный чешский диссидент предупреждал собственных американских друзей: довести СССР до демократии будет намного сложнее, чем его европейских «сателлитов». Но «чем раньше, быстрее и спокойнее Советский Союз начнет двигаться к настоящему политическому плюрализму, к уважению права наций на целостный суверенитет и на рыночную экономику, тем лучше будет не только для чехов и словаков, но и для всего мира».

У лидеров кружилась голова

Помочь Советскому Союзу? В частности об этом и просит отчаявшийся Горбачев шестнадцать месяцев спустя, когда премьер-министр Великобритании Джон Мейджор приглашает его на встречу G7 (большой семерки) в Лондоне. За прошедшие после выступления Гавела месяцы положение Горбачева усугубилось. Марш европейцев к свободе окрылил остальных, включая содержащиеся в границах СССР нации: три прибалтийские республики, аннексированные в 1940 году, воспряли духом. А потом начала пошевеливаться и Украина, сиамский близнец Российской Федерации. Вокруг все разговоры — о независимости. В Москве прошла эйфория рубежа 1989-1990 годов, государство перестала смотреть по телевизору и слушать по радио на бегу к автобусам настоящие дебаты в Верховном Совете. Пошел регресс. Символом момента стал день, когда умер парламентарий и экс-диссидент Андрей Сахаров, «нравственный фундамент перестройки». Британский журналист Аркадий Островский, автор книги «Изобретение Российской Федерации» (2015), так описывает впечатление от того дня, когда в декабре 1989 года умер Сахаров: «Он умер, и земля начала уходить из-под ног».

Чтобы остаться во главе партии, Горбачев проиграл позиции консерваторам, выступающим против его реформ. «После эйфории предыдущих лет 1991 год казался трагическим», — вспоминает Мари Мандрас, еще один, теперь уже французский знаток по Российской Федерации. Год начался со штурма Вильнюсской телебашни советскими войсками: четырнадцать сгинувших.

И все-таки история не остановилась: Союз трещит по швам, и его экономика приходит в упадок. На встрече «Большой семерки» в Лондоне в июле 1991 года Гельмут Коль и Франсуа Миттеран выступили за открытие кредитных линий для СССР. Германия, в частности, выделила миллиарды $ на компенсацию Советскому Союзу за потерю ГДР. Она призывает другие богатые государства развернуть масштабную программу помощи: «Помощь должна исходить не только от Германии», — заявлял официальный представитель канцлера. Но Вашингтон и Лондон посчитали эту позицию детской. Они утверждали, что СССР не в состоянии переварить такую помощь. Пусть сначала Горбачев проведет реформы.

Но даже если Горбачев и хотел это сделать, у него не было ни умения, ни времени. 19 августа 1991 года европейские столицы проснулись, узнав, что в Москве произошел переворот и что Горбачева насильно держат на вилле в Крыму, где он проводил отпуск. Рассказ о том, как восприняли констатации об этом беспорядочном дне в Елисейском дворце и на набережной Орсе, представленный двумя биографами Франсуа Миттерана, показывает полное замешательство, в которое впал тогда Запад. Картину дополняют и воспоминания Юбера Ведрина, занимавшего тогда пост генерального секретаря в администрации главы государства Миттерана. Есть и свидетельства многочисленных остальных свидетелей тех событий, которые сходятся в одном: Запад никак не мог взять в толк, что получается в Москве, динамизм тамошних событий ввел Европу и США в полное замешательство.

Миттеран признавался, что видел тогда в Горбачеве «значимую фигуру, которую Запад должен был во что бы то ни стало поддержать». Но, вспоминает Миттеран, становилось все более очевидным, что «Горбачев остался предоставлен самому себе и боролся за существование собственными средствами». Его оппонент Борис Ельцин считался за границей опасным. В марте 1991 года Джордж Буш пожаловался президенту Франции, что Конгресс подталкивает его содействовать движению Ельцина к власти, а стран Прибалтики —…

Источник Иносми

Маршрутный автобус вылетел в кювет на скользкой трассе на Муринской дороге. Инцидент произошел, когда водитель маршрутки уступал дорогу карете скорой помощи, сообщили очевидцы. Previous post Маршрутный автобус вылетел в кювет на скользкой трассе на Муринской дороге. Эпизод произошел, когда водитель маршрутки уступал дорогу карете скорой помощи, сообщили очевидцы.
Политика президента Украины Владимира Зеленского привела к настоящему хаосу в стране. Поэтому уже в ближайшее время лидер может начать переговоры с российской стороной, уверен экс-депутат Верховной рады Александр Бригинец. Next post Политика главы государства Украины В. Зеленского привела к настоящему хаосу в стране. Поэтому уже в ближайшее время руководитель может начать диалог с российской стороной, убежден экс-депутат Верховной рады Александр Бригинец.