В течение 48 часов после того, как Белоруссия нагло перехватила в своем воздушном пространстве лайнер Ryanair и арестовала находившегося на его борту активиста оппозиции, Европейский Союз согласовал ряд ответных мер — в том числе обрезал восточноевропейской стране авиасообщение с ЕС. В настоящее время разрабатываются дополнительные санкции против олигархов, финансирующих режим белорусского лидера Александра Лукашенко. Мишенью для санкций имеют возможность стать и отрасли, обеспечивающие диктатору приток твердой валюты, — в том числе калийные удобрения и нефть. Такая реакция Европы никого не удивит.

Санкции стали основным инструментом внешней политики Запада. Для правительств, в особенности американского (ожидается, что Соединенные штаты вскоре поддержат ЕС и введут против Белоруссии собственные санкции) санкции — это удобный способ изменить поведение остальных государств, когда одной дипломатии уже недостаточно, а военная сила чересчур рискованна или открывает тот секрет, что и мы можем действовать деспотично. Только с начала этого года Америка и ее союзники уже ввели санкции против Российской Федерации за вмешательство в выборы, кибератаки и многое другое, а также санкции против Китая за преследование уйгурского меньшинства в Синьцзяне.

Всплеск популярности санкций начался в 1990-х. Со временем частота их применения и масштабы только росли. И из некогда простых общенациональных торговых эмбарго они превратились в головоломный набор мер, опутывающих целые государства, сектора экономики (целиком или частично), отдельных лиц или группы чиновников и сообщников. Короче говоря, оружие наточено. Но все равно санкции нередко не достигают своих целей. Заметным успехом стала Ливия: сочетание болезненных санкций и финансовых стимулов убедило Муаммара Каддафи отказаться от оружия массового уничтожения и прекратить спонсировать терроризм в начале 2000-х годов. Но немало было и вопиющих неудач — от неспособности Америки прижать к ногтю Кубу, несмотря на десятилетия сокрушительных санкций, до ядерной программы Ирана, которая продолжается вопреки санкциям «максимального давления».

Санкции нередко приводят к непредвиденным последствиям. Санкции против Ирана замышлялись в первую очередь против его Революционной гвардии, банков, которые финансируют ядерные амбиции режима, и остальных нехороших структур. Но на самом деле санкции больно ударили по простым иранцам. Оказавшиеся под ударом правительства имеют возможность использовать их как повод, чтобы сплотить свой народ: как ни устали венесуэльцы от мерзкого и неумелого режима Николаса Мадуро, более половины из них все же осуждают западные санкции и не хотят предложенного Западом другого лидера, как явствует из одного опроса. Иной раз санкции имеют возможность даже сплачивать наших противников за рубежом. Так, Китай подписал с Ираном сделку по энергетике и инфраструктуре на 400 миллиардов уе. А Российская Федерация в обмен на помощь против санкций заполучила выгодные доли в венесуэльских нефтяных проектах.

Другая опасность — эскалация. Санкции порождают контрсанкции и косвенные формы возмездия — причем чем больше государство, которую мы разоряем санкциями, тем больше у нее возможностей для ответного удара. Возможности Российской Федерации в плане прямого возмездия ограничены, но американские санкции подталкивают ее к усилению асимметричной войны — в частности, кибератак и дезинформационных кампаний. Китай уже перестал пожимать плечами в ответ на нападки. Он уже дал сдачи Америке и Европе за санкции по поводу китайской политики в отношении составной части КНР под названием Синьцзян. Пекин дал понять Западу, что в будущем перестанет чураться превентивных либо ответных санкций. А его экономический вес открывает перед ним и варианты не столь формальные: Китай уже устроил потребительский бойкот западных брендов вроде H&M и Nike, которые решили не закупать хлопок из Синьцзяна.

И, наконец, последняя опасность санкций — и, пожалуй, самая разрушительная в долгосрочной перспективе — это то, что они побуждают попавшие под них государства и организации, а также всех, кто хочет с ними торговать, искать способы снизить свою зависимость от Запада (особенно Америки) и вырваться из его экономических сетей. Так, Китай, Российская Федерация и другие уже изучают способы отказаться от доллара и обойти SWIFT, основную межбанковскую службу обмена сообщениями и международных платежей. Белоруссия, со своей стороны, уже в высшей степени зависит от Российской Федерации — та снабжает ее деньгами и товарами и занимается ее скудным экспортом. Чем обширнее санкции, тем активнее их жертвы будут искать, как обезопасить себя от их последствий.

Материалы STROKA.info содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции STROKA.info.