Многочисленные сложности марафона, которым является пандемия коронавируса, скрывают за собой простую гипотезу: если коронавирус оказывается среди уязвимого населения, и эти люди свободно перемещаются, то среди них будет происходить значительное контактное заражение. В 2020 и 2021 гг. мы наблюдали это по всему миру, включая недавнюю вспышку в Индии.

Можем ли мы ожидать в будущем обстановки, напоминающие индийскую, — с быстрым ростом заболеваемости и перегрузкой системы здравоохранения? Если ответить кратко — к сожалению, да.

В мае 2021 года в мире наблюдается вдохновляющий спад суточного числа случаев, но, несмотря на это, уровень активных случаев остается очень высоким. Общемировая статистика маскирует огромную разницу между государствами и регионами. Развертывание глобальной вакцинации прогрессирует медленно, поэтому большая часть мира остается уязвимой к covid-19. Эти факторы означают, что есть потенциал для дальнейших вспышек, напоминающих индийскую.

Взглянув на Непал, мы можем увидеть развитие похожего сценария. Есть и другие государства, в которых значительно растет число случаев. Многие тревожно следят за событиями в Латинской Америке, Юго-Восточной Азии и в некоторых островных государствах.

Кто еще в зоне риска?

По информации сайта Our World in Data на 19 мая, самый большой рост числа случаев наблюдается в Тиморе, Лаосе, Таиланде, Камбодже, Фиджи и Монголии — там число случаев выросло в два раза за короткий период времени (от 16 до 23 дней. Для сравнения: перед второй волной в Индии число случаев удвоилось за 43 дня). Число смертей удвоилось наиболее быстро в Тиморе, Таиланде, Монголии, Камбодже и Уругвае (от 4 до 31 дней).

Для таких стран, как Лаос, Таиланд, Камбоджа и Вьетнам (который пока хвалят), основная проблема — это уязвимость к covid-19. У них было зафиксировано мало случаев в прошедшем, поэтому немногие обладают естественным иммунитетом. В настоящий момент они столкнулись со вспышками, при этом, не имея возможности обеспечить достаточную поставку вакцин. В Таиланде и Вьетнаме первую дозу вакцины получили лишь 2% и 1% населения соответственно.

В остальных странах основной проблемой является перемещение населения. Например, Япония скоро будет проводить у себя Олимпийские игры, на которые приедут спортсмены, тренеры, почетные гости и СМИ со всех уголков мира. Несмотря на более интенсивное распределение вакцин в прошедшем месяце, программа остается медленной — пока первую дозу получили лишь 4% населения. На мой взгляд, в этом году не стоит проводить Олимпиаду.

Латинская Америка не останавливается тяжело страдать от covid-19, поэтому остается в зоне риска. Аргентина, Уругвай, Коста-Рика и Колумбия остаются в первом десятке стран с самым высоким числом заболевших за сутки на 1 миллион человек. С другой стороны, Африка к югу от Сахары, на первый взгляд, (кроме некоторых исключений) справляется с пандемией относительно неплохо. Ранний и жесткий ответ ее стран на пандемию оценивают высоко — они выучили урок западноафриканской вспышки Эболы в 2013-2016 гг.

Работая с неточными данными

Конечно, выводы нужно делать аккуратно. Фиксировать качественные данные в режиме реального времени во время экстренной обстановки в области здравоохранения сложно. К тому же данные эти отрывочные, и из большинства уголков мира они приходят медленно. Насколько быстро передается заболевание в лагерях для беженцев и горячих точках полностью неизвестно. Некоторые уязвимые места имеют возможность оказаться незамеченными.

На сообщение данных может влиять и местная политика. Некоторые государства, например, Танзания, решили скрыть тяжесть обстановки. Бывший глава Танзании, Джон Магуфули умер в марте 2021 года. СМИ предполагают, что он умер от covid-19, так как доводилось до сведения о неконтролируемых вспышках заболевания в стране и резком росте числа смертей. Но, по официальным информации, Танзания мало пострадала от covid-19.

Похожая ситуация наблюдается в Беларуси, которая отказалась воспринимать вирус как серьезную угрозу. Она рассказывает о небольшом коэффициенте смертности (27,8 на 100 тысяч). Но Институт показателей и оценки здоровья смоделировал настоящий коэффициент смертности в стране, и он оказался одним из самых больших в Европе — 472,2 на 100 тысяч человек. Согласно этой модели, перечень возглавляет Азербайджан с коэффициентом смертности в 672,7. По официальным же информации — 46,3 на 100 тысяч.

Политика и перемещение

Период выборов и слабость политической власти имеют возможность тоже быть интересными факторами, на которые можно взглянуть, пытаясь спрогнозировать вспышку. Политические массовые события в Индии, вероятно, сыграли свою роль в столь масштабном заражении. Премьер-министр и министр здравоохранения государства побуждали людей приходить, надеясь, что весной Индия уже оказалась на финальной стадии пандемии.

В остальных странах тоже наблюдались подобные случаи: предвыборная кампания Дональда Трампа в США стала причиной целого ряда случаев масштабного заражения, а в Мьянме зафиксировали нарушения протоколов по covid-19 в ходе предвыборной агитации и массовых скоплений людей. Выборы, состоявшиеся в Мьянме в октябре 2020 года, были встречены самой большой вспышкой этого заболевания в стране. Вскоре после выборов приняли более строгие меры, и число случаев уменьшилось. Государства, поступающие таким образом, — или как Индия, объявляющие об успехе слишком рано, — имеют возможность стать следующими горячими точками пандемии.