The Atlantic (США): побеждают плохие парни | STROKA.info

The Atlantic (США): побеждают плохие парни

Судьба демократии вполне может вершиться в унылом офисном здании на окраине Вильнюса, рядом с шоссе, по которому едет насыщенный поток жаждущих вырваться из города людей.

Только там я встретила Светлану Тихановскую этой весной — в комнате, где не было ничего, кроме стола для совещаний и интерактивной доски. Ее команда, насчитывавшая около дюжины молодых журналистов, блогеров, видеоблогеров и активистов, была в процессе переезда в новый представительство. Но унылым помещение казалось не только поэтому. Никому из команды, а в особенности самой Тихановской, не хотелось быть здесь, в этом уродливом здании, да и вообще в литовской столице. Причина заключается в том, что после предполагаемой победы Светланы на президентских выборах 2020 года в Белоруссии диктатор Александр Лукашенко вынудил ее покинуть страну, а Литва предложила убежище. При этом Сергей Тихановский, ее муж, по-прежнему находится в минском СИЗО.

Как Тихановские поссорились с бюрократией

Первое, что она мне сказала: «Моя история немного отличается от остальных». Имеется ввиду, что она не жила типичной для диссидента или начинающего политика жизнью. До весны 2020 года у нее практически не было времени ни на что, кроме детей, один из которых родился глухим. Она, как и все, водила обоих в детский сад, в поликлинику, на прогулки.

Затем ее муж купил дом и столкнулся со всеми прелестями белорусской бюрократии и коррупции. В порыве праведного гнева он стал снимать видео, в которых рассказывал о своем опыте и об опыте остальных людей. В итоге на Ютубе открылся его канал с тысячами подписчиков. На автомобиле с логотипом «Реальные новости» он ездил по стране, собирая истории разочарованных сограждан. Сергей Тихановский поднес обществу зеркало, люди увидели себя в нем и отреагировали с таким энтузиазмом, какой белорусским политикам-оппозиционерам и не снился.

«Вначале было тяжко, народ боялся, — сказала Светлана. — Но постепенно они поняли, что сам Сергей страха не испытывает». Он не боялся называть вещи своими именами; и это вдохновляло остальных. Затем пришло решение баллотироваться в лидеры. Режим не позволил ему зарегистрировать свою кандидатуру, как не позволил до этого оформить право собственности на дом. Так завершилась его избирательная кампания, а сам он оказался за решеткой.

Жена как дублер на выборах

Тихановская пошла на выборы вместо него, движимая лишь желанием выказать мужу любовь и содействие. Милиция и бюрократы противодействия не оказали. Что взять с простой домохозяйки, человека без политического опыта? И вот, зарегистрировав свою кандидатуру в июле 2020 года, она, в отличие от мужа, стала испытывать страх. Светлана поделилась, что каждое утро просыпалась в ужасе, причем иногда это состояние не уходило в течение всего дня. И все равно она продолжала идти к цели. Весьма отважный шаг, хоть сама Тихановская так не считает. «Вы чувствуете ответственность, вы просыпаетесь и ложитесь с болью за тех людей, что оказались в тюрьме».

© Sputnik | Перейти в фотобанк
Протесты в Минске

Неожиданно пришел успех, и решающую роль сыграла только неопытность Светланы. Акцент ее предвыборной кампании делался на простых людей и их борьбе с режимом. Двое остальных видных оппозиционных политика поддержали ее после блокировки собственных агитационных шагов, и когда с Тихановской сфотографировались жена одного из них и руководительница предвыборного штаба другого, ее кампания переросла в нечто большее, охватив всех обычных женщин — женщин, которых игнорировали, лишали права голоса, да и просто тех, кто любит своих мужей. А режим, в свою очередь, взял на прицел всех троих. Тихановская даже заполучила анонимную угрозу, что ее детей «заберут в детский дом». Тогда она решила отправить их вместе со своей матерью за границу, в Вильнюс.

9 августа представители избирательной комиссии объявили, что Лукашенко набрал 80 процентов голосов, но никто этому не поверил. В работе интернета начались перебои, а Тихановскую сначала задержали, а потом вывезли из государства. Покатилась волна массовых акций протеста. Они представляли собой одновременно выплеск эмоций в ответ на «украденные» выборы и тщательно согласованную работу группы молодых людей (кое-кто из них находился в Варшаве), которые в течение нескольких лет экспериментировали с соцсетями и новыми формами общения. На краткий, мучительный миг показалось, что демократический мятеж возьмет верх. Белорусов охватило доселе неведомое чувство национального единства. Режим немедленно «показал зубы» и принял жесткие ответные меры. И все же протестующие демонстрировали в целом позитивный и оптимистичный настрой; народ буквально танцевал на улицах. В стране с населением менее 10 миллионов человек за один день выходило до полутора миллионов, включая пенсионеров, сельских жителей, заводских рабочих, а кое-где и сотрудников милиции и служб безопасности, многие из которых срывали с формы идентификационные элементы и выбрасывали в мусор.

Весь их план: Лукашенко, уходи

По словам Тихановской, она, как и многие другие, наивно полагала, что диктатор не устоит перед таким давлением. «Мы думали, он поймет, что все мы против него, — сказала она мне. — Что люди не желают жить в условиях диктатуры; что он проиграл выборы». Альтернативного плана у них не было.

Поначалу казалось, что и у Лукашенко его нет. Зато план был у его соседей — русские знали, что они хотели сделать с бедной Белоруссией. 18 августа из Москвы в Минск вылетел авиалайнер российских…

Источник Иносми

Автомобиль протаранил толпу зрителей на рождественском параде в США Previous post Автомобиль протаранил толпу зрителей на рождественском параде в США
Юрист Соловьев: «Война между Россией и Украиной существует в головах украинских чиновников» Next post Юрист Соловьев: «Война между Российской Федерацией и Украиной существует в головах украинских чиновников»