«Страна могло бы действовать намного решительнее», — говорит в интервью «иРозглас» эксперт по международному праву Мартин Фаикс. По его словам, политическое руководство вероятно обратиться, например, в Международный суд ООН и потребовать компенсации и извинений.

iROZHLAS.cz: Как вы оцениваете реакцию чешского правительства на информацию о том, что за взрывами в Врбетице в 2014 году, по-видимому, стояли российские агенты? Чем, по-вашему, все это закончится?

Мартин Фаикс: Страна могло бы действовать намного решительнее — так же, как Великобритания в случае Солсбери (речь о попытке отравить Сергея Скрипаля и его дочь Мартин Фаикс — прим. авт.). Британский премьер-министр, выступая тогда в парламенте, назвала этот инцидент непозволительным применением силы к Великобритании. Затем правительство направило письмо в Совет безопасности ООН и во время последующих дебатов четко заявило, что был нарушен запрет на применение силы, который прописан в Уставе ООН. Таким образом, Великобритания действовала свыше настойчиво и понятно.

В последствии обнародования этой истории наше политическое руководство оперирует разными понятиями. Сначала оно говорило о государственном терроризме, а потом о том, что терроризма не было. Наконец государства Вышеградской группы назвали этот инцидент агрессией. Все это правовые понятия, с которыми нужно обращаться очень осторожно, поскольку они сопряжены с серьезными правовыми последствиями. Например, понятие «агрессии» с точки зрения международного права — самое грубое нарушение запрета на применение силы, одного из базовых принципов взаимоотношений между странами. Международное право квалифицирует подобное нарушение как преступление, последствия за которое несет и конкретное страна, и те, кто принял соответствующее решение.

Отправив двух агентов, чтобы те взорвали склад боеприпасов, принадлежащий армии (и неважно, что его арендовали частные компании), Российская Федерация нарушила эту базовую норму. Но об этом никто не говорит.

— То есть, по-вашему, нападение на Врбетице нужно квалифицировать как агрессию, а это тяжелейшее с точки зрения международного права преступление?

— Я убежден, что большинство моих коллег согласны со мной как минимум в том, что речь идет об акте применения силы к Чешской Республике. Кроме того, правила, действующие в отношениях между странами, предусматривают ответственность за поступки, которые противоречат международным нормам.

В случае Врбетице можно говорить как раз о нарушении запрета на применение силы и о нарушении суверенитета Чешской Республики. Эти деяния также обязаны быть приписаны Российской Федерации, поскольку взрыв в Врбетице организовали и реализовали агенты российской спецслужбы. Таким образом, возникает ответственность Российской Федерации, от которой Чешская Республика вероятно потребовать возмещения ущерба на основании международных норм.

— То есть денег?

— Не только денег. Возмещение не обязательно бывает только материальным. Важную роль в международном праве играет также сатисфакция, например, в форме извинений.

Извинения для Чехии

— Таким образом, мы могли бы потребовать от Российской Федерации извиниться за Врбетице?

— То, в какой форме ответственность будет реализована, зависит от государств, то есть от Чехии и Российской Федерации, которые имеют возможность договориться о форме компенсации для Чехии.

Продолжение в источнике.