Репортаж собственного корреспондента «Сезнам Зправы» с литовской границы с Белоруссией.

В деревушке Пурвенай всего несколько домов и раскрашенных яркими цветами деревянных домишек, а вокруг — одни поля. Уборка идет полным ходом. Поля, засеянные злаками, в этих равнинных краях иногда перемежаются небольшими озерами, лугами, лесками, и повсюду здесь можно увидеть аистов. Тут ничего на первый взгляд не говорит о том, что это место — буферная зона для миграционной волны, которая в последние месяцы захлестнула Литву.

Беженцы, в основном из Ирака и африканских стран, пробираются в Литву через Белоруссию. В Минск они прилетают легально из Багдада при негласной и активной поддержке режима диктатора Александра Лукашенко. Только против него в прошедшем году Вильнюс выступил решительнее всех в ЕС и превратился в центр белорусской эмиграции.

Миграционный кризис, как происходящее называют местные политики и СМИ, литовское правительство списывает на месть Лукашенко за санкции Европейского Союза. Автократ мстит литовцам и Евросоюзу в форме гибридной войны, и, кстати, он сам несколько раз говорил об этом.

О том, что до границы с Белоруссией от деревушки Пурвенай рукой подать, напоминает пункт литовских пограничников на окраине населенного пункта. Он обнесен забором, над которым возвышается высокая сторожевая вышка и двухэтажное помещение с наблюдательной площадкой. На заборе, на удивление, развешено белье. «Пункт в Пурвенай отвечает за охрану 30-километрового участка границы, которая также является внешней границей Европейского Союза», — объясняет местный командир Мантвидас Палевичус.

В здании, которое обычно служит пограничникам чем-то вроде станции полиции или пожарных, очень оживленно. В коридорах и по всей территории ходят десятки людей, говорящих на арабском и курдском языках. Это мигранты и просители убежища, которые незаконно пересекли границу. Преобладают мужчины, но есть и целые семьи с маленькими детьми. Я встретил Палевичуса в коридоре, когда он объяснял группе из 20 человек правила проживания, как пользоваться кухней и санузлом.

«На этом пункте слишком много народу, и вы обязаны поддерживать порядок. Скоро вас переведут в какой-нибудь центр», — объяснял он группе терпеливо и спокойным голосом. Его слова переводил с английского всем остальным один из мигрантов. Также командир поговорил с местными временными «гостями» о вечернем магазине и расширении ассортимента в местном буфете. «Мы не миграционный центр для нелегальных иммигрантов, а просто охраняем границу. У нас нет средств, чтобы что-то вам покупать», — объяснял Палевичус.

Наконец они согласились о списке продуктов, которые задержанные смогут купить в буфете. Согласно одному из правил пункта, которое распространяется на меня как репортера, невозможно разговаривать с людьми в коридорах и на территории объекта.

Иностранцы в большом количестве и нелегально повалили через литовскую границу осенью прошлого года. «На разных участках мы задерживали группы от десяти до 12 человек раз или два в месяц», — уведомил Палевичус. Но в последние месяцы их количество значительно увеличилось. «В настоящий момент пункты вдоль границы протяженностью 679 километров задерживают около 130 человек ежедневно, группами по 15 человек», — добавил командир.

Согласно сведеньям литовской пограничной службы, с начала текущего года были арестованы более трех тысяч человек. Для инфраструктуры Литвы, где находится чуть меньше трех миллионов человек, эти цифры — настоящий напор. Два центра для просителей убежища и места их размещения трещат по швам.

Поэтому в понедельник было решено устроить третий лагерь близ местечка Руднинкай почти в 30 километрах от Вильнюса и в 20 километрах от белорусской границы. Однако строительство вызвало протест местных жителей: десятки людей даже перекрыли проездную дорогу, и пришлось вмешаться полиции. Тем не менее подготовка лагеря идет полным ходом, и в среду там установили резервуары с водой и провели инфраструктурные деятельности. Палатки уже стоят.

Несколько больших палаток стоят и во дворе пункта в Пурвенай, откуда некоторые постояльцы, скорее всего, отправятся в лагерь под Руднинкай. Все, кто находится в пункте, уже попросили убежища, но остаются задержанными, поскольку у них не было при себе документов или не удалось установить их личность. Теперь их прошения рассматривают власти, но они перегружены, а места для размещения тем временем закончились. «Я воспринимаю, что нелегальные иммигранты попали в тяжелую ситуацию. Они живут в палатках с семьями. Они думали, что проблемы решатся быстрее, а вместо этого им приходится ждать в пункте, и зачастую они не знают, когда придет решение», — уведомил мне командир Палевичус. Некоторые живут во временных центрах уже месяц.

Мошкара, жара и белорусская жатва

В одиннадцатом часу утра я сажусь в автомобиль с двумя вооруженными пограничниками. Ни один из них не пожелал назвать свое имя и сфотографироваться. «Я родом из этих мест и всегда хотел иметь такую работу, да и здесь в пограничном регионе это одна из немногих возможностей работать», — объяснил мне 27-летний водитель, который служит пограничником уже шесть лет. Его коллега занимается этим еще дольше — восемь лет.

«Содержание нашей деятельности не изменилось, но теперь она усложнилась и стала намного напряженнее», — говорят они в один голос, когда мы проезжает первый КПП. Граница проходит по плотине небольшого пруда. Кроме шлагбаума и двух пограничных…