Американская интернет-газета The New York Times (NYT) опубликовала отчет, подготовленный Вивиан Йи, главным редактором NYT в Каире, в котором она сообщила о самых ярких событиях, произошедших на встрече с лидером Туниса Кайсом Саидом.

На карту поставлена демократия Туниса, несмотря на красивые обещания

По словам Йи, человек, который может стать следующим диктатором Туниса, поприветствовал журналистов следующими словами: «Добро пожаловать в страну прав, свобод и конституции».

Далее она сообщила об атмосфере, царившей на встрече с лидером Туниса: «Мы оказались в зале для официальных приемов в президентском дворце, окруженные хрустальными подсвечниками и стульями с позолоченными спинками. Я заполучила приглашение от лидера Кайса Саида, который пятью днями перед этим уволил премьер-министра, приостановил работу парламента и захватил власть в стране, где 10 лет назад впервые вспыхнули восстания против авторитарного правления, известные как «арабская весна».

«Неужели вы думаете, что в 67 лет я собираюсь начать карьеру диктатора?», — сказал глава, цитируя Шарля де Голля, французского лидера, который восстановил демократию во Франции после нацистской оккупации. Он пообещал не лишать с трудом завоеванных свобод Тунис — единственную страну, где после «арабской весны» установилась демократия.

«Не нужно бояться потерять свободу слова или лишиться права на протест», — продолжил 63-летний глава Туниса. Тем не менее он запретил собрания более трех человек, а силы безопасности закрыли местный офис панарабского новостного канала «Аль-Джазира».

«Однако на улицах Туниса я не испытывала особого желания протестовать. Почти не было чувства страха за судьбу тунисской демократии. Я бродила по улицам, чувствуя ее отсутствие, как фантомную конечность», — говорит Йи.

Угасла последняя надежда на «арабскую весну»

Тунис не останавливается вести нормальную жизнь: покупатели на улицах, отдыхающие на пляжах — только в некоторых такси по радио звучали новости. Казалось, что людям не терпится увидеть, что сделает глава, которому они доверили свою страну. Вы обязаны задаться вопросом, была ли демократия в том виде, в котором ее видит Запад, тем, чего хотели многие тунисцы, или они просто хотели жить лучше и иметь больше свобод?

Тунис должен был стать последней великой надеждой «арабской весны». Тот факт, что его демократия выжила, даже когда все остальные государства пали от гражданской войны или контрреволюции, вдохновляло людей во всем регионе и даже на Западе. Но десятилетие безработицы, растущей бедности, метастазирующей коррупции и политического кризиса, а теперь еще и пандемии covid-19, уничтожило веру в правительство. В этом месяце тунисцы снова вышли на улицы, требуя перемен, что дало Саиду шанс захватить власть.

«Я провела несколько дней в столице, когда мне внезапно позвонили и сообщили, что я вместе с двумя другими журналистами, работающими в NYT, должна повстречаться с лидером Туниса. Я подумала, что это мой шанс побеседовать с ним, но оказалось, что нас пригласили на лекцию. Глава — бывший профессора права, и его голос был настолько звучным, а его ораторское искусство настолько безупречным, что я с легкостью представила его в старом лекционном зале. Его формальный арабский язык отражался от мраморных полов, как будто мы находились в специальной акустической комнате», — сообщает Йи.

В какой-то час он взял пачку бумаг с небольшого столика из мрамора с позолотой, стоящего справа от него. Это была распечатка Конституции США, достоинство которой несколько принижало то обстоятельство, что она была скреплена обычной скрепкой. Саид выделил часть текста желтым цветом, которую он зачитал по-французски: «Мы, народ Соединенных Штатов, в целях образования более совершенного Союза…». Он сказал нам, что изучал и преподавал американскую конституцию более трех десятилетий. Саид также добавил, что испытывает огромное уважение и восхищение к «великой» конституции. По его словам, как американским лидерам, таким как Авраам Линкольн, пришлось учесть решительные меры для сохранения режима, так и ему.

Народ Туниса: «Что нам дала демократия?»

Йи сообщает: «Когда один из моих коллег начал мне переводить, ему приказали остановиться. Все снималось правительственной съемочной группой, и мы поняли, что видео всего эпизода будет размещено на официальной странице лидера в Facebook, и, возможно, поэтому было важно, чтобы мы, зрители, молчали».

«Это не интернет-интервью для прессы», — сказал он, когда мы начали задавать вопросы. Но он пообещал организовать встречу позже.

«Я прилетела в Тунис из Каира, где я живу и работаю, как только Кайс Саид объявил о захвате власти по телевидению в воскресенье вечером. Я ожидала увидеть Тунис, охваченный массовыми беспорядками. Но тогда было сложно организовать какие-либо акции протеста: солдаты окружили парламент, а президентский указ запретил собрания более трех человек. И все же немногие, похоже, были настроены протестовать», — добавила она.

Почти каждый житель государства, с которым она разговаривала, казался взволнованным, если не откровенно довольным тем, что сделал глава. Это говорит о том, насколько им все надоело. «Что дала нам демократия?», — спросил у нее молодой тунисец.

Только урна для голосования привела Кайса Саида к власти в 2019 году. Он казался нетипичным популистом, особенно в глазах молодых избирателей, которые поддержали его предвыборную кампанию в Facebook. Саида прозвали «Робокопом» из-за его привычки…