Арктическая «оттепель» обойдется российской экономике в 5 триллионов рублей до 2050 года или в 172 миллиарда рублей в год — такие данные привел министр природных ресурсов Александр Козлов, выступая на IX Невском международном экологическом конгрессе. Для сравнения, столько же (172 миллиарда) правительство потратит на ремонт и строительство дорог в 2021 — 2024 годах.

Перед этим замглавы Минвостокразвития Александр Крутиков оценивал ущерб от «размораживания» почв Арктики в 150 миллиардов рублей в год. Некоторые эксперты называют еще более ошеломляющие цифры. Убытки РФ от разрушения мерзлоты составят к середине века 250 миллиардов уе или 18 триллионов рублей: втрое больше, чем полагают в Минприроды, подсчитал профессор Университета Джорджа Вашингтона Дмитрий Стрелецкий.

Однако специалисты, опрошенные Eurasianet.org, убеждены: подобные оценки учитывают лишь прямые последствия процесса для национальной экономики, такие как разрушение зданий и коммуникаций. Ущерб для климата и экологии может иметь планетарные масштабы и плохо поддается исчислению.

Что получается

Вечной (точнее, многолетней) мерзлотой называют верхний слой земной коры глубиной до километра, температура которого тысячелетиями не поднимается выше нуля. Летом верхний слой почвы оттаивает, но на глубине грунт остается твердым. По крайней мере, так думали в недавнем прошедшем.

Глобальное потепление в высоких широтах протекает вдвое быстрее, чем в мире в целом. «Арктика, какой мы ее знаем, заменяется более теплой, влажной и изменчивой средой», — констатировали эксперты Программы арктического мониторинга (AMAP).

«Естественным процессом это, безусловно, не является. В избыточном содержании парниковых газов [в атмосфере], безусловно, виноват человек. Вслед за температурой воздуха повышается и температура мерзлоты», — говорит Никита Зимов, научный сотрудник Тихоокеанского института географии Дальневосточного отделения РАН и директор научно-экспериментального хозяйства «Плейстоценовый парк».

Разрушению мерзлого слоя поддерживают не столько погодные аномалии, вроде беспрецедентной жары в Сибири летом прошлого года, сколько меняющееся среднее соотношение летней и зимней температур. «Важно, насколько все промерзло зимой и оттаяло летом», — поясняет Алексей Екайкин, ведущий научный сотрудник Лаборатории изменений климата и окружающей среды Арктического и антарктического научно-исследовательского института (ААНИИ).

Температура мерзлоты упала на полградуса только в 2010-х. Грунт оттаивает на все большую глубину, а на смену тундре приходят болота, озера и каньоны. Примером того, как имеют возможность измениться полярные равнины, служит Батагайский кратер в Якутии. Впадина глубиной до сотни метров и около километра в диаметре, возникла полвека назад в результате эрозии, вызванной таянием мерзлоты. Она расширяется со скоростью 10-15 метров в год. «В ближайшие десятилетия большая часть Арктики может начать выглядеть как Батагайский кратер», — считает Никита Зимов.

Другое новообразование — ямальские кратеры — образуются там, где под тонким слоем мерзлоты залегают большие запасы природного газа. «Газ находится под давлением, но не может выйти наружу, потому что слой мерзлоты непроницаем. Но климат теплеет, слой мерзлоты становится тоньше. Из-за давления газ прорывает остатки мерзлоты, скорлупа лопается и получается взрыв», — сообщает директор «Плейстоценового парка». Таким образом, глобальное изменение климата может превратить тундру не только в болото, но и в минное поле.

Глобальное потепление подрывает устои

По прогнозу AMAP, зона мерзлоты в северном полушарии уменьшится на 20 процентов к 2040 и на две трети к 2080 году. РФ это грозит особенно тяжелыми последствиями. Мерзлота покрывает 65 процентов ее территории (11 миллионов кв. км.) — больше, чем в какой-либо другой стране мира. В основном это малообитаемые земли, однако 2,4 миллиона человек или 1,5 процента населения, проживающие в Арктике, производят десятую часть ВВП РФ.

В зоне мерзлоты расположены 15 процентов нефтяных и 80 процентов газовых месторождений; регионы с крупнейшим валовым региональным продуктом: ХМАО, ЯНАО, Красноярский край. На мерзлых грунтах стоят крупные города: Воркута, Салехард, Чита, Улан-Удэ, Петропавловск-Камчатский, Якутск, Магадан. Из-под них, в буквальном смысле, может уйти почва. В годы активного заселения и освоения Севера мерзлоту считали надежной опорой: на глубину 10-15 метров вбивали сваи, на которых строили здания.

«По каким-то причинам в советское время там возводили такие же точно многоэтажки, как на юге, только с большим фундаментом. Это было странное решение. В Канаде или на Аляске архитектура другая: одноэтажные или, максимум, двухэтажные, легкие домики, которым разрушение мерзлоты не страшно. Они имеют возможность на ней стоять и „плавать»», — говорит Алексей Екайкин.

В результате потепления несущая способность почвы уменьшилась в среднем на 17 процентов, а в некоторых северных регионах — на 45 процентов по сравнению с 1970-ми, отмечала Счетная палата. 40 процентов фундаментов зданий и сооружений уже деформировались из-за изменения климата, приводил данные глава Минприроды.

О том, что дома на Крайнем Севере трескаются и оседают, не раз писали СМИ. В Норильске пора расселять 30 процентов жилого фонда, отмечали местные исследователи. По другим оценкам, в ряде северных городах трещинами покрыто 90 процентов зданий. Причина — не только в суровых погодных условиях и отсутствии ремонта, но и в таянии мерзлоты….