РеЛевант (Израиль): о Моргенштерне и «высокой» культуре | STROKA.info

РеЛевант (Израиль): о Моргенштерне и «высокой» культуре


Социальные сети в Израиле всколыхнуло видео, где Дилара, девушка российского рэпера Моргенштерна, делает ему предложение на субботней трапезе в Московском еврейском общинном центре (МЕОЦ). Ролик собрал тысячи комментариев. В большинстве — негативных, хотя и поклонников нашлось немало. Эти дискуссии натолкнули меня на размышления о «высокой» культуре.

Алишер Моргенштерн — редкое явление в сегодняшней российской музыке. Парень из Уфы создал себя сам. На треше и хайпе, но сам. Придумал образ, собрал команду. Всё как показывают в американских фильмах. Возможно, результат вам и не нравится, но факты — вещь упрямая. Его новый альбом Million Dollar: Happiness в мае набрал миллион прослушиваний в сети ВКонтакте, спустя пятнадцать минут после релиза. А у предыдущего альбома, вышедшего в 2020-м, уже под сто миллионов.

Главные темы в песнях Моргенштерна: денежные средства, роскошь и секс.

Давайте на секунду задумаемся о том, как такой человек попал в МЕОЦ. Предполагаю, что его пригласили. Оставим разговоры о галахичности, близости идей и убеждений. Чистая прагматика. В иудаизме есть понятие «кирув» (ивр. «приближение») — так называют приближение евреев к Торе. Грубо говоря, речь идет о популяризации веры. Прогрессивные руководители МЕОЦ понимают, что мало кто сегодня располагает сравнимым охватом молодежной аудитории. Если Моргенштерн говорит, что быть евреем круто, это слышат миллионов десять. Допустим, причастных к еврейству слушателей 1 процент. Это сто тысяч человек. Даже если 1 процент из них после заглянут в МЕОЦ или ближайшую синагогу, это — тысяча свежих молодых лиц. Пятьсот потенциальных семей. По самым скромным подсчетам. Стоит ли игра свеч?

А теперь, собственно, о культуре. Как общеизвестно, она бывает «высокая» и «массовая».

Пандемия расширила этот водораздел в Израиле, выставив на обозрение то, что деятели «высокой» культуры здесь категорически не умеют зарабатывать. Не в смысле «работать и получать зарплату», а так чтобы генерировать доход, адаптируясь под рынок, как это делает тот же Моргенштерн. Почитайте, например, интернет-интервью Лены Крейндлиной (директор израильского театра «Гешер», где спектакли идут на русском языке и иврите, — прим. ред.) о выживании «Гешера». Во время карантина театр выставил в открытом доступе десятки спектаклей прошлых лет. Колоссальная моральная поддержка граждан, но это — не о деньгах. А то, что актерам в стране тоже хочется кушать доходчиво объяснила в обращении к правительству Майя Даган (израильская актриса — прим. ред.).

На прошлой неделе я сходил на открытие выставки в Художественном музее Хайфы. В этом году музей отмечает семидесятилетие. В силу ограниченных возможностей, дирекция приняла умное, на мой взгляд, решение: прошерстить архивы и посвятить юбилейную экспозицию скрытым там работам израильских художников. Освежить в памяти подзабытые имена. На вопрос, верит ли он, что такая выставка поправит финансовое положения музея — куратор грустно улыбнулся.

А кто из вас бывал на концерте сестер-пианисток Ноа и Шани Капелюшник? Это — признанные виртуозы, которым рукоплещут на международных конкурсах. В 2018-м «9 канал» определил девятилетнюю Шани «Человеком года». Все это — «высокая» культура. Но часто бедная.

Для сравнения, давайте вспомним один из главных хитов прошлого года в Израиле: Million Dollar Ноа Кирел. Дорого одетая девушка поет о красивой жизни. Тридцать миллионов просмотров на YouTube. Выступления на корпоративах, национальных и муниципальных торжествах. Переполненные VIP-клубы. Чем это отличается от Моргенштерна? Только тем, что Ноа — из более обеспеченной семьи, и в ее раскрутку вкладывались родители. А в остальном — даже названия аналогичны, что символично. Сабрам нравится. Финансовые ресурсы — к деньгам.

Может ли «высокая» культура быть прибыльной? Да, вспомните хотя бы «Британский театр в кино» или флешмоб, запущенный в разгар пандемии лос-анджелесским музеем Getty (до нас он дошел в формате #ИзоИзоляция). Чтобы это произошло, нужны три составляющие: талантливые представители, креативный подход и инвестиции. Если с первым у Израиля все в порядке, то со вторым и третьим — проблемы. В популяризацию не готовы вкладываться ни государство (о миллиардных траншах поддержки как в Германии здесь остается только мечтать), ни граждане. В августе Моргенштерн выступает в Ришон-ле-Ционе. Цены на билеты стартуют от 250 шекелей. Убежден, на концерте яблоку будет негде упасть. И вот здесь вопрос: тысячи израильтян пишут в соцсетях, что Моргенштерн — зло, но сколько из них готовы заплатить 250 шекелей за концерт сестер Капелюшник?

 

Материалы сайт содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции сайт.



Источник Иносми

Депутат Шеремет посоветовал Лукашенко поторопиться с визитом в Крым Previous post Депутат Шеремет посоветовал Лукашенко поторопиться с визитом в Крым
Next post На Филиппинах рассказали тонкости крушения авиалайнера с военными