03.08.2021

STROKA.info

Главные новости России и мира

«Нам давали по 4 инъекции и 15 таблеток». ФИФА забанила российских игроков


Тогда, четыре месяца назад Международная федерация футбола (ФИФА) прислала в Российский футбольный союз (РФС) уведомление, что под подозрением в употреблении допинга пребывают два футболиста и одна футболистка. Очень быстро стали известны их имена — Владимир Обухов, Иван Князев и Дарья Мещерякова

«Новость о допинге стала шоком»

В результате проведенного расследования стало общеизвестно, что допинг-тесты этих игроков, взятые у них еще в 2013 году, были зафиксированы московской лабораторией как «отрицательные». В таком виде они попали и в антидопинговую базу WADA. Однако в дальнейшем совместное расследование ФИФА и WADA показало, что эти пробы были положительными.

У Обухова и Князева имелось запрещенное вещество метандиенон, а у Мещеряковой — фуросемид.

Спортивный арбитражный суд (CAS) в Лозанне.

«Новость от ФИФА стала для меня большим шоком. Ни тогда, в 2013 году, ни позднее я не слышал ничего о положительном результате моей пробы и тем более не просил никого осуществлять какие-то манипуляции. Всю свою карьеру я внимательно относился к лекарствам, которые употребляю. Но, к сожалению, далеко не всегда у спортсмена есть возможность проверить то, что ему даёт доктор. Тот факт, что нас было два футболиста из «Торпедо», у обоих оказалась положительная допинг-проба и у обоих было выявлено одно и то же запрещённое вещество, конечно, наводит на определённые мысли, — рассказывал «Чемпионату» в марте 2021 года Обухов.

«Обухов стал меня обвинять»

И Обухов, и Князев в 2013 году играли вместе в «Торпедо» — логично предположить, что только там они получили запрещенные препараты. Но как? Умышленно, либо случайным образом? Подозрение пало на доктора команды Владимира Аловского. Он отбивался как мог.

«Обухов мне звонил, начал обвинять меня, что это я дал ему допинг. Я ответил ему, что не занимаюсь допингом. Ни в футболе, ни в легкой атлетике, ни в синхронном плавании. В футболе они едят только стимуляторы, а не допинговые препараты. Это как кофе выпить. В общем, я могу заявить, что медицинский штаб „Торпедо“ в 2013 году не принимал участия во всей этой истории с Обуховым и Князевым. Воспринимаю, что хотят свалить все на меня и на клуб, но я не занимаюсь такими делами, вы поймите. Я проработал еще какое-то время в „Торпедо“, затем сменилось руководство. В футболе всегда так, я ушел только из-за этого», — говорил Аловский (Metaratigs).

Владимир Обухов оказался единственным из всей троицы, кто признал нарушение и сотрудничал с ФИФА, дав им полную информацию, которой владел. За это его дисквалифицировали всего на шесть месяцев вместо полагающегося двухлетнего бана. Князев и Мещерякова получили по полной — по два года.

Последним клубом Обухова, за который он выступал на час получения дисквалификации, был «Ростов». Сразу после получения официальной информации, клуб планирует расторгнуть с игроком контракт.

«На данный час соглашение Обухова и „Ростова“ действует. Я думаю, что на этой неделе контракт будет расторгнут, так как вердикт от ФИФА получили, „Ростов“ имеет полное основание, чтобы расторгнуть договор. Я общался с представителями клуба на этот счет, мы не будем препятствовать этому, потому что ФИФА вынесла решение», — преподнес информацию агент игрока Сергей Пушкин.

«Выбрал меньшее из зол»

Уже после вынесения вердикта, Владимир Обухов дал еще один комментарий по этому делу.

Сергей Шубенков.

«В 2013 году „Спартак“ отдал меня в аренду в „Торпедо“, где я провел вторую половину сезона-2013/14. Методы деятельности медицинского штаба „Торпедо“ еще тогда вызывали у меня вопросы. За 20 часов до игры нам кололи по 4 инъекции и давали примерно 15 таблеток. Но я был молодой футболист — многого не понимал.  Перед одним из матчей молодежной сборной в марте 2013 года у меня взяли допинг-пробу. О том, что она была положительная, я узнал только недавно, когда заполучил письмо из ФИФА. В тот час я ничего не имел информацию и ни о чем не подозревал. 

Наказание в 6 месяцев за нарушение, которого я не совершал и за которое должен нести ответственность медицинский штаб „Торпедо“, безусловно, является жестким и не совсем справедливым. Но в данной обстановки я выбрал меньшее из зол, чтобы сохранить свою карьеру» (Eurostavka).

Обухова легко можно понять — в 2013 году он был совсем молодым футболистом, который только начинал карьеру. И задавать лишних вопросов врачам или другому персоналу, наверное, не мог. Тем более он находился в аренде, а не на полноценном контракте в «Торпедо». В любом случае эта история послужит хорошим уроком для нынешнего поколения футболистов — нужно всегда знать и понимать, что только ты принимаешь, для чего и чем это может обернуться.



Источник Аргументы и факты