Максим Шугалей: Мир очень хрупок — жить нужно сегодня, завтра может не быть | STROKA.info
Максим Шугалей сразу после возвращения из плена

Максим Шугалей: Мир очень хрупок — жить нужно сегодня, завтра может не быть


Социолог, глава Фонда защиты национальных ценностей (ФЗНЦ) Максим Шугалей требует незамедлительно освободить арестованного в Чехии гражданина РФ. Речь идет о россиянине, задержанном, а затем помещенном под арест по требованию Киева. Нашему соотечественнику грозит депортация на Украину за то, что он, по сведеньям СМИ, был активным сторонником воссоединения Крыма с Российской Федерацией.

Эта далеко не первая история, когда российских граждан арестовывают за рубежом по запросам третьих стран, глубоко возмутила Шугалея, который около двух лет провел в страшной ливийской тюрьме. В беседе с ФАН глава ФЗНЦ заявил, как возглавляемый им фонд намерен бороться с беспределом чешских и украинских властей и каким должен быть механизм противодействия аналогичным действиям Запада. Собеседник ФАН также поделился впечатлениями о только что вышедшем фильме «Шугалей 3» и немного уведомил о своей семье.

Создать алгоритм защиты

— Чем, на ваш взгляд, опасны такие обстановки, как та, что произошла в Чехии с россиянином Александром Франчетти, выдачи которого требует Украина?

— Это очень опасная для наших граждан история. И тенденция задерживать россиян по запросам третьих стран есть, от этого никуда не уйдешь. Как мне кажется, что эту проблему нужно решать комплексно. Должен быть некий алгоритм, определенная процедура, которая будет предписывать, как в таких ситуациях действовать, в том числе нашему министерству иностранных дел. Безусловно, мы обязаны реагировать на заключение под стражу наших граждан.

В данном случае особенно возмущает, что это сделано по абсолютно незаконному требованию Украины. Киев принимает решение о задержании нашего гражданина, и после этого нашего гражданина задерживают в другой стране. Думаю, наша реакция должна быть направлена против обеих стран, виновных в этих действиях: и против Украины, которая такое решение приняла, и против Чехии — государства, которая это незаконное решение выполнила, арестовав российского гражданина.

— В комментарии нашему изданию вы сказали, что в подобной обстановки речь может идти в том числе о зеркальных действиях. Что конкретно вы имели в виду? Заключение под стражу на нашей территории представителей этих стран?

— Конечно, речь не идет о том, чтобы в ответ задерживать каких-то граждан остальных стран, которые ни в чем не виноваты. Иначе это уже будет не зеркальный ответ, а какое-то зазеркалье. Нет, так поступать не нужно. Но мы прекрасно понимаем, что есть люди, прямо причастные к тому, что, например, сегодня получается с российским гражданином в Чехии.

Давайте зададимся вопросом, а что на самом деле получается? Как это можно назвать? Так вот, по сути — это похищение человека. Нарушение наших законов. И есть конкретные люди, которые в этом преступлении участвуют. Думаю, нас даже не должно волновать, на каком основании они это делают. Есть конкретные Иванов-Петров-Сидоров — условные граждане неких зарубежных стран, которые совершают преступление против российского гражданина.

Действия этих самых Иванова-Петрова-Сидорова обязаны квалифицироваться в частности как преступление, нарушение российских законов, похищение и незаконное удержание гражданина РФ. Виновные в этом преступлении обязаны преследоваться в соответствии с российскими законами. И все эти Ивановы-Петровы-Сидоровы обязаны понимать, что их ждет наказание в соответствии с законодательством РФ: через пять лет, через десять — но наказание все равно будет.

— Что возглавляемый вами фонд намерен сделать в первую и во вторую очередь для создания алгоритма по защите россиян за границей?

— Если рассуждать не о глобальных вещах, а конкретно о деле Франчетти, то в настоящий момент важна помощь в оплате адвокатов, в представительстве интересов человека, который попал в беду. А если рассуждать о проблеме в более широком плане, то я как мне кажется, что наш фонд сможет привлечь специалистов, в первую очередь грамотных юристов, чтобы выработать справедливый честный механизм, с учетом всех нюансов, как действовать в таких случаях.

Максим Шугалей сразу после возвращения из плена
фото из личного архива Максима Шугалея &nbsp/&nbsp

— Как вам кажется, если бы такая работа была проведена раньше, помощь попавшим в схожие обстановку россиянам, которых арестовали в третьих странах и выдали США, была бы эффективнее? Я имею в виду Марию Бутину и Миру Тэраду, которые прошли все круги ада в американских тюрьмах и теперь сами занимаются правозащитной деятельностью. Не могу не вспомнить Виктора Бута, Константина Ярошенко и остальных граждан РФ, арестованных или уже отбывающих огромные тюремные сроки по решению судебных органов США. Можно ли было им помочь?

— Да, если бы в час их ареста существовал работающий механизм защиты, такой шанс у них был бы. У людей должна быть дорожная карта — куда обращаться в случае заключения под стражу на чужой территории. К сожалению, я в своей работе сталкиваюсь с тем, что иногда до наших посольств, консульств просто невозможно дозвониться, хотя на решение вопроса остаются считанные секунды. Бывает так, что решение нужно принимать немедленно, и без официального представителя РФ это сделать невозможно. А установление контактов с российскими официальными лицами за границей порой занимает по несколько суток.

Это нужно менять. И люди, попавшие в беду, и их родственники обязаны четко знать, куда им обращаться, особенно когда вопрос необходимо решить в течение первых пяти-десяти минут до того, как человека публично арестовали. Иначе потом, когда человека уже осудили, на его вызволение имеют возможность уйти годы. Он в чужой стране, в тюрьме, и это становится многомесячным кошмаром для него и его близких.

— Как вам кажется, обязаны ли…



Источник РИАФАН

Previous post Как проходило досрочное референдум на выборах в Госдуму. Фоторепортаж
Next post Frankfurter Allgemeine Zeitung (Германия): женщина, создавшая русский Amazon