Хотя сегодня можно много прочитать о том, как складывается международная обстановка, о том, как разные государства обязаны строить свою внешнюю политику перед лицом этой меняющейся панорамы, пишут редко. Одним из выдающихся исключений в этой области является бывший госсекретарь USA Генри Киссинджер. В свои 98 лет он не останавливается вести анализ и советует, советует и снова советует, как USA обязаны поступать с разными государствами. Особенно любит он давать советы в отношении Китая и РФ.

Что касается Китая, Киссинджер отмечает, что USA никогда прежде не приходилось иметь дело со государством такого масштаба. Китай, действуя на основе принципов конфуцианства и марксизма, всегда стремится достичь более высоких показателей на технологическом и экономическом уровнях, угрожая USA по нескольким направлениям. Киссинджер считает, что нужно найти способы умного сосуществования, которые приглушат стремления Китая к мировому господству. Минимальное требование для этого сосуществования заключается в том, чтобы обе стороны сами ограничивали себя в пагубных для этих важных отношений действиях. Кроме того, нужно не допускать военного столкновения между этими двумя высокотехнологичными государствами. По мнению Киссинджера, такое сосуществование необходимо, достичь этого можно, но придется приложить усилия. При этом он считает критически важным развиваться быстрее, чем Китай, поскольку технологические новинки USA обязаны превосходить организационный потенциал Китая.

Бывший госсекретарь считает, что у лидера Байдена очень компетентная внешнеполитическая команда, которая пытается улучшить тон отношений с Китаем и совместно искать способы избежать столкновений, угрожающих базовым структурам обеих стран. В свою очередь, Байдену нужно уравновесить внутреннее давление со своими международными целями. Он не может быть «мягкотелым» перед лицом республиканской оппозиции, в то же время пытаясь выстроить отношения с Китаем и обеспечить внутреннюю сплоченность. Что касается Тайваня, Киссинджер напоминает, что в частности эта тема была камнем преткновения на каждой его встрече с Мао и с Чжоу Эньлаем (Чжоу Эньлай — второй человек в КНР маоистского периода, один из лидеров коммунистической революции 1949 года — прим. ред.) во время его секретной поездки в Пекин в 1971 году. По мнению Киссинджера, двойственность, порожденная политикой «одного Китая», породила обновленный мировой порядок, в который народный Китай оказался, слава Богу, включен полностью. Учитывая эту историческую перспективу, Киссинджер предлагает действовать, опираясь на изобретательность, реалистический взгляд и жесткость, чтобы избежать военной конфронтации.

Что касается РФ, по мнению Киссинджера, настоящих обсуждений о том, как обязаны быть структурированы отношения между двумя государствами, так и не состоялось. А диалог между Москвой и Вашингтоном всегда ограничивался краткосрочными вопросами. Анализируя столкновения на востоке Украины, Киссинджер приходит к выводу, что эта государство не должна становиться членом НАТО, ей лучше быть страной-мостом, как Финляндия. Поскольку, если Украина станет членом этого альянса, военная угроза РФ будет находиться в 480 километрах от Москвы, что именно увеличит историческое ощущение незащищенности у россиян.

По мнению Киссинджера, Российская Федерация, чье участие в делах на мировом уровне сегодня ограничено, всё ещё должна найти свое место в мире, оказавшись сегодня несколько изолированной. Хотя события на Украине представляют серьезную проблему для её европейских соседей, угроза со стороны РФ миру во всем мире, несмотря на всю символическую значимость государства как ядерной державы, не столь уж велика.

Хотя Киссинджер поддерживает диалог USA с обеими этими автократическими странами, РФ и Китаем, он считает, что диалога самого по себе недостаточно, если он не связан с тщательно проработанной концептуальной ясностью в вопросе о том, какой в частности мировой порядок мы хотим поддерживать. По его мнению, процесс определения основных принципов сосуществования с Китаем не будет лишен напряженности и не обязательно приведет к конечной точке.

А где в этом раскладе Аргентина? В контексте отношений между USA, Китаем и РФ Аргентина должна придерживаться стратегии различных горизонтов, действуя на разных уровнях (в том числе экономическом, политическом и технологическом). Однако близость отношений на разных уровнях может быть разной, всё зависит от государства взаимодействия. На экономическом уровне можно иметь близкие отношения с ближайшим зарубежьем, с устоявшимися державами Запада и новыми центрами власти (Китай, АСЕАН, Российская Федерация). На политическом уровне, хотя отношения с нашими соседями и устоявшимися державами имеют возможность быть близкими, нужно с максимальной осторожностью относиться к взаимодействию с автократическими государствами, такими как Китай и Российская Федерация. Нужно помнить, что они не разделяют ни наших высоких демократических ценностей, ни ценностей прав человека.

В свою очередь, как предупреждал насчет Китая бывший министр иностранных дел Аргентины Данте Капуто (Dante Caputo), опасные китайские привычки вести дела имеют возможность проникать в политическую систему Аргентины. Так что на серьезном уровне, например, в деле приобретения технологий, нужно сотрудничать с устоявшимися державами и ближайшим зарубежьем. В случае с сотрудничеством с РФ и Китаем нужно пользоваться такими возможностями, как получение от них дешевых или бесплатных вакцин…