Теперь, когда в Европе и Северной Америке пандемия постепенно отступает, мир, по всей видимости, готовится вернуться к геополитической борьбе, которую он вел последние годы.

На протяжении примерно двух десятилетий крупные державы, казалось, двигались по пути, ведущему к конфронтации. В 2002 году Соединенные Штаты вышли из договора по противоракетной обороне, а в 2019 году — из Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности, в обоих случаях объяснив свои решения нарушениями со стороны РФ. В свою очередь, Российская Федерация сначала приостановила свое членство в Договоре об обычных вооруженных силах в Европе в 2007 году, а затем полностью вышла из него в 2015 году. В 2014 году Москва вторглась на Украину, а позже она последовала примеру Вашингтона, выйдя из Договора по открытому небу.

Все три сверхдержавы — Соединенные Штаты, Российская Федерация и Китай — тратят все больше и больше средств на военные нужды. С 2001 года их оборонные бюджеты увеличились в 1,6, 2,6 и 5 раз соответственно.

Гонка вооружений снова вышла в открытый космос, были разработаны гиперзвуковые ракетные системы, а китайский военный флот стал самым сильным в Азии. И Москва, и Пекин активно поддерживают режимы, которые являются их клиентами, — от непризнанных карликовых государств в Донбассе и Абхазии до Венесуэлы, от Пакистана до Мьянмы. В процессе демократизации произошел откат назад, и самыми заметными примерами стали Белоруссия и Гонконг. Российская Федерация и Китай выступили с откровенными претензиями на соседние с ними территории в Восточной Европе и Южно-Китайском море.

Главный вызов, с которым в настоящий момент сталкивается мир, — это безнадежная нехватка доверия. Все крупные державы ведут себя непредсказуемо, и все искренне убеждены, что остальные плетут против них заговоры. Мало какие гарантии воспринимаются всерьез. Глобальная политика будет постепенно становиться все более регионализированной, и лидеры со временем станут общаться практически исключительно со своими верными друзьями.

Сегодня мир все больше напоминает годы холодной войны, когда лидеры западных стран и лидеры коммунистических стран встречались часто и активно сотрудничали между собой, тогда как саммиты между представителями Востока и Запада случались крайне редко.

В течение нескольких месяцев некоторые эксперты полагали, что все может измениться — как минимум немного. Практически сразу после вступления в должность лидера США Джо Байден продлил на пять лет срок действия российско-американского договора СНВ-III, подписанного в 2010 году президентами Бараком Обамой и Дмитрием Медведевым.

После обмена резкими высказываниями с лидером В. Путиным. Байден выразил готовность смягчить напряженность в отношениях с Российской Федерацией, и теперь стороны ведут подготовку к первому саммиту российского и американского лидеров с 2018 года. Ожидается, что в начале лета лидеры встретятся где-нибудь в Европе, скорее всего, после предстоящего встречи стран Большой семерки, который пройдет в середине июня в Корнуолле. Однако пока точное место встречи российского и американского лидеров неизвестно.