Foreign Policy (США): вините не Белоруссию, а Брюссель | STROKA.info

Foreign Policy (США): вините не Белоруссию, а Брюссель

«Это гибридная атака, а не миграционный кризис», — твитнула 10 ноября президент Европейской комиссии Урсула фон дер Ляйен о тысячах мигрантов, которых белорусский режим свез к польской границе.

Разумеется, это и то, и другое. Но отказ лидеров Европейского союза признать эту реальность отчасти объясняет, почему на ЕС в принципе обрушился этот хаос.

Прошло шесть лет с последнего миграционного кризиса в Европе, однако взрослые и дети из зон боевых действий и несостоявшихся государств до сих пор зажаты между войсками и колючей проволокой, умоляя, чтобы их впустили. Их появление на восточной границе блока подстроил и всячески облегчил аппарат безопасности белорусского диктатора Александра Лукашенко, который никак не оправится от санкций ЕС за грубые нарушения прав человека против собственного народа. Но панический, воинственный подход ЕС ко вполне управляемой проблеме миграции — как раз то, почему его дисфункциональную систему эксплуатируют враждебные игроки.

Хотя это правда, что белорусский режим действует в сговоре с хищными контрабандистами, убеждающими отчаявшихся иракцев распродать свое имущество и всей семьей пуститься в обреченное путешествие в леса Восточной Европы, история этих людей редко упоминается. Лукашенко не волнует ни их участь, ни то, отчего они бегут, — а вот Европе следует призадуматься. Однако своей навязчивой милитаризацией гуманитарной проблемы ЕС размывает само понятия убежища и подрывает те самые устои, которые по идее должны отличать его от «плохишей».

Этим летом я провел некоторое время на литовско-белорусской границе и пообщался с людьми, которым не нравится, что правительства и СМИ изображают их пешками и оружием в чужой игре. «Мы понимаем, что Европа и Белоруссия не в ладах, — сказал мне один молодой сомалиец. — А вот про Лукашенко я не знаю. Все, что я знаю, это что Белоруссия открыла нам двери, но приезжать сюда нас никто не заставлял».

Один эритрейский подросток, бежавший от призыва на воинскую службу, сказал мне: «Разумеется, мы нелегалы. Иного пути нет».

В ответ на приток мигрантов к своим границам Литва, Польша и десять других стран ЕС призвали Брюссель «приспособить существующую правовую базу к новым реалиям». Это не что иное, как призыв игнорировать Женевскую конвенцию о беженцах и узаконить разгон беззащитных людей, оказавшихся в опасной ситуации.

Когда я заметил литовскому министру иностранных дел, что Белоруссия пытает собственных граждан и едва ли кажется безопасной страной для высылки просителей убежища, он парировал: «Но афганцев-то они не мучают». Остается лишь надеяться, что он прав, хотя, даже приняв у себя тысячи мигрантов, Белоруссия не стремится к гуманитарному решению проблемы, у нее нет рабочей системы убежищ, и она в принципе чихать хотела на отчаявшихся людей, замерзающих насмерть на ее границе в последние недели.

Польша уже раньше не пускала беженцев из деспотической российской республики Чечни, а также из среднеазиатских автократий вроде Таджикистана, поэтому бросает их на произвол судьбы в Белоруссии. При этом наряду с Литвой она совершенно справедливо выдает гуманитарные визы и организует гуманитарные коридоры для бегства белорусских диссидентов. Однако спасающимся бегством от афганских талибов (Талибан — запрещенная в России террористическая организация, — Прим. ИноСМИ), сирийского диктатора Башара Асада и сомалийских исламистов «аш-Шабаб» ждет иная судьба. Почему?

В то время как множество совершенно оправданных обвинений может быть направлено в адрес режима Лукашенко и его сторонников в Кремле, в этом также виновата неэффективная политика ЕС в области миграции. Запрос на предоставление убежища обычно рассматривается в той стране, куда соискатель впервые прибыл.

Из-за этого людям приходится подолгу томиться в странах, куда они даже не собирались. Эту систему разработали богатые северные страны, чтобы делегировать деликатный процесс выдачи убежища более слабым приграничным государствам Средиземноморья и Восточной Европы. Так эти страны сохраняют либеральный фасад, во всеуслышание настаивая на соблюдении прав человека, а вся грязная работа по укреплению и противодействию достается правительствам победнее на периферии.

«Мы не Белоруссия, — заявила в октябре комиссар по внутренним делам и миграции ЕС Ильва Юханссон (Ylva Johansson), обсуждая то, как Лукашенко превратил миграцию в оружие. — Мы за человечность, а не за жестокость». И все же несколько стран-членов ЕС заслуженно обвиняются в систематической жестокости, сопоставимой с силами безопасности Лукашенко.

В прошлом месяце журналисты разоблачили, как подразделения греческой береговой охраны похищают беженцев, высадившихся на Эгейских островах, и бросают их прямо в море, а также засняли, как хорватские пограничники избивают мигрантов и прогоняют их через реку в Боснию и Герцеговину. Когда просители убежища пересекают центральную часть Средиземного моря, за ними следит европейская авиация, предупреждая подготовленных ЕС ливийских ополченцев, чтобы те вернули их обратно в миграционные центры, которые опять же содержатся на европейские деньги и где пытки, изнасилования и вымогательство — обычное дело.

Учитывая, что мигранты платят огромные суммы туристическим агентствам, авиакомпаниям и отелям, так или иначе связанным с белорусским государством, операция Лукашенко приносит прибыль его обложенному санкциями режиму. Но всего несколько лет назад ЕС сам поставил…

Источник Иносми

Previous post Yahoo News Japan (Япония): преимущества утреннего кофе и шесть полезных свойств кофеина
Next post Георгий Джикия: О ничьей с Хорватией в сборной никто не думает