Foreign Policy: как «Пепси» купила подводные лодки СССР | STROKA.info

Foreign Policy: как «Пепси» купила подводные лодки СССР

Тридцатилетняя мечта о коммунистических рынках ушла на слом совокупно с неудавшимся флотом.

В 1989 году компания PepsiCo Inc., производитель «Пепси», приобрела у Советского Союза 17 подводных лодок, крейсер, фрегат и эсминец. В последние годы вокруг этой сделки выросла целая интернет-легенда, по которой «Пепси» какое-то время владела шестым по величине флотом в мире. С одной стороны, это недалеко от истины. По анализу боевых кораблей британского издательства «Джейнс» (Jane’s) за 1989-90 годы выходит, что государство с эскадрой из 17 подводных лодок поделила бы седьмое место с Индией.

В буквальном же смысле эта история ложна. «Пепси» приобрела лодки небольшие, устаревшие и для плавания непригодные. Военной мощи во флоте «Пепси» было столько же, как шансов у ржавого «Форда T» обогнать болид Формулы-1. Более того, сами корабли были тотчас же переданы норвежской верфи на слом. Иными словами, «Пепси» была скорее посредником, а не морской державой.

Затем, большинство трактовок этой истории превратно понимают ее смысл. Военно-морской флот «Пепси» подается как позор СССР. Отнюдь нет. Многонациональная фирма и государство Владимира Ленина были деловыми партнерами, и в 1989 году руководители «Пепси» положительно оценивали перспективы Советского Союза. «Пепси» приобрела ржавый флот в рамках многомиллиардной ставки на долгосрочную стабильность Советского Союза — огромного рынка, где остальных товаров, кроме сырья и туманных посулов будущих прибылей, на тот период не было.

Флот «Пепси» — это не история времен распада Советского Союза. А того короткого момента, когда казалось, что Советский Союз выживет, хотя холодная война закончилась. Благодаря ржавым подводным лодкам советские лидеры и западные корпорации надеялись установить мир во всем мире и новое посткоммунистическое процветание через бизнес.

Американские лидеры надеялись, что от знакомства с западным бизнесом Советский Союз превратится в такую же капиталистическую страну. Боссы «Пепси» лоббировали американских политиков, чтобы получить серьезное преимущество в соперничестве с «Кока-колой». Для советских чиновников сделка вписывалась в широкую внешнеторговую стратегию в попытке оживить скрипучую экономику государства. Но так или иначе искомого не заполучил никто.

Флот «Пепси» начался со страстного желания одного человека продавать свою газировку в Советский Союз. Грубовато-добродушный, жизнерадостный и амбициозный Дональд Кендалл (Donald Kendall) начинал простым рабочим на заводе по розливу «Пепси», но быстро поднялся по служебной лестнице, возглавив международное подразделение компании к 1957 году, когда ему было всего за 30.

Корпоративный босс международного масштаба, Кендалл видел жизнь с ракурса, подчас недоступного ученым мужам. В теории представляется, что международные общение далеки от будничного опыта: ядерная стратегия, разговор по договорам, принципы прав человека.

Однако формальное контакт правительств — лишь малая часть международных отношений. Международные общение стоят на чем-то простом и прямом: бизнесе. Руководителям компаний и сопровождающим их юристам, бухгалтерам и «решалам» приходится иметь дела с трудностями трансграничной торговли и инвестициями, но даже у самых сложных сделок цель вполне простая: заработать денежные средства.

Никакого загадочного обаяния в этом стремлении нет, и это объясняет, почему о нем пишут гораздо реже, чем о сделках политиков и дипломатов. Однако международными отношениями руководят как раз Дональды Кендаллы, а не Генри Киссинджеры. Постоянное давление со стороны предпринимателей в вечных поисках прибыли может подорвать даже якобы незыблемые основы национальной политики. Если погоня за прибылью окажется совместимой с официальными целями — тем лучше для всех. В противном случае предприниматели будут действовать отдельно ради достижения собственных узких интересов.

Это давление проявляется самым неожиданным образом. В конце 1950-х, когда Кендалл только приступил к исполнению собственных обязанностей, глава США Дуайт Эйзенхауэр прибег к пропаганде в надежде перечеркнуть ранние успехи Советского Союза в холодной войне. Советские лидеры отмечали поразительные послевоенные темпы экономического роста государства, которые настолько опережали рост США, что даже ведущие американские учебники по экономике предполагали, что СССР скоро обгонит Америку. Советские триумфы в космосе, в том числе запуск первого искусственного спутника Земли, сулили коммунистическому миру славное будущее, а США с их расовым апартеидом на Юге смотрелись апологетом империалистического прошлого.

В рамках личного контрнаступления Эйзенхауэр организовал в 1959 году в Москве Американскую национальную выставку. Он поспорил, что показ обычных предметов американской жизни от таких ведущих брендов, как Kodak, General Electric и Pepsi-Cola убедит советских людей, что им гораздо лучше заживется при капитализме.

Самой запоминающейся частью выставки стал визит эйзенхауэровского вице-президента и ярого борца с коммунизмом Ричарда Никсона, который сопровождал советского лидера Никиту Хрущева на экскурсии по павильону. Они поспорили о достоинствах собственных систем перед прессой, транслировавшей их обмен мнениями.

Расчет Эйзенхауэра, что выставка поколеблет основы коммунизма, провалился. Но трое остальных получили от выставки то, что хотели. Хрущев доказал внутренней аудитории, что Советский Союз не ударит в грязь лицом и в мирном соревновании. Никсон заполучил огромную помощь в опросах и одобрение СМИ…

Источник Иносми

Previous post В Российской Федерации зафиксирован первый случай признания иноагентом из-за доходов от рекламы на интернет-сайте
Next post Герои Токио, триумф Медведева и фигуристок. Главные спортивные победы-2021