Никакого противоречия меж дипломатией и того, что происходит на полях схваток, мы не лицезреем, заявил наш гость, эксперт по дилеммам интернациональных отношений, характеризуя недавнюю «скандальную» аудиозапись интервью министра зарубежных дел Ирана, Мохаммада Джавада Зарифа. Как все лицезрели, продолжил эксперт, Иран сумел одолеть в Сирии и посодействовал удержаться (от падения — прим. перев.) и правительству Ирака, и все это прирастило силу и вес дипломатии Исламской Ресублики. Ведь если б Сирия и Ирак пали, то тяжело сказать, с каким авторитетом и воздействием иранские дипломаты сели бы за стол переговоров, и вроде бы могли вести за ним сложнейший торг.

ИА «Тасним»: Сейид Мохаммад Мардани, доктор Тегеранского института и эксперт по интернациональным отношениям, охарактеризовал последующим образом аудиозапись «закрытого» интервью министра зарубежных дел Мохаммада Джавада Зарифа, которое вызвало весьма большенный и разноплановый отклик в обществе.

(Идет речь о интервью министра зарубежных дел Ирана, которое он отдал еще в конце марта с.г. и которое включало некие «откровения» министра, в частности, о деятельности погибшего в начале 2020 г. генерала КСИР Касэма Сулеймани, и о ошибках крайнего, в том числе относительно секретного визита его в Россию 6 годов назад, в ходе которого Сулеймани типо желал помешать подписанию ядерной сделки. Утечка интервью в СМИ (Средства массовой информации, масс-медиа — периодические печатные издания, радио-, теле- и видеопрограммы) произошла 25 апреля с.г., и вызвала большенный резонанс, еще более усилив в Иране обычную дискуссию о лишнем воздействии генералов и «силовиков» на дипломатию. Вообщем, некие считают, что ряд более резонансных выражений Зарифа не следует выдергивать из контекста — прим. перев.).

«Интервью было подготовлено совсем непрофессионально, а те, кто его готовил, были полностью безграмотны, по последней мере, в том, что касается заморочек интернациональных отношений». Как объясняет Мардани, если б они (представители СМИ (Средства массовой информации, масс-медиа — периодические печатные издания, радио-, теле- и видеопрограммы)) желали бы представить интервью как «устную историю из первых рук», они обязаны иметь хоть некий опыт в подготовке интервью с дипломатами. Обычно это готовится как сессия по самым различным темам, и на сессии находится несколько профессионалов в различных областях, при этом сессия делится на несколько фрагментов, любой из которых посвящен лишь определенной теме и длится строго регламентированное время. К примеру, продолжил эксперт, приходит кто-то, наиболее детально знакомый с сирийской темой, это обязано быть понятно заблаговременно и тому, у кого берут интервью — другими словами, подходящим образом, был должен быть готов и сам министр (Зариф); в итоге же вышло, что у самого Зарифа было достаточно много ошибок и оговорок, которые и пошли в запись. И почти все, естественно, стали принимать эти ошибки за подлинное истолкование событий. Если б задававший вопросцы имел бы квалификацию, да и просто был бы компетентен, а сам Зариф был бы готов заблаговременно, то и все прозвучавшие суждения могли быть наиболее квалифицированными и точными.

Но в итоге, объясняет наш эксперт, вышла какая-то «мешанина». Спрашивающие не провели нужной подготовки, не был готов и сам министр, ответы которого звучали также иногда непрофессионально, как если б это гласил не глава внешнеполитического ведомства, а человек с улицы.