Глава Никарагуа Даниэль Ортега председательствовал 19 июля в 42-ю годовщину триумфа Сандинистской революции на политическом митинге, состоявшемся на Старой площади. Той самой, на которую ворвались победоносные партизаны после свержения диктатора Анастасио Сомосы в 1979 году.

Совсем не похожий от тот иконный образ «революции воинствующей», нынешний красочный политический митинг имел своей целью доказать значимость фигуры лидера Ортеги. Участник сандинистской революции, он ныне стремится увековечить себя у власти, ликвидируя предвыборную конкуренцию. А воплощается эта ликвидация при помощи заключения в тюрьму шести оппозиционеров.

В третий раз подряд (2019, 2020, 2021) Ортега не позволил ликующему народу подкидывать себя в воздух («качать его!») на площади Святой Веры. И когда — 19 июля, в ключевую для сандинизма годовщину. Сцена снова была установлена на площади Революции. В контролируемой обстановке лидера сопровождали вице-президент, госпожа Росарио Мурильо, его дети, руководители государственных учреждений, штабов полиции и армии. Ортега всех их контролирует, что, впрочем, не является редкостью для лидера во множестве латиноамериканских государств.

В роли «народа» выступали активисты езды «Сандинистская молодежь», сидевшими вокруг огромной звезды неправильной формы, которая также использовалась годом перед этим. Однако больше всего поразило отсутствие зарубежных гостей, в том числе всегда прежде бывших тут как тут представителей Кубы, Венесуэлы и Боливии. Это свидетельствовало что явным образом об изоляции режима, являющейся результатом его все более репрессивной политики.

 

Единственным международным гостем Ортеги был человек, одетый в форму донского казака, который на незнакомом никарагуанцам языке приветствовал годовщину революции сандинистов. Он сделал это от имени своей родины — далекой Абхазии. Оказалось, это был чуть ли не министр сего кавказского микрогосударства, признанного исключительно Российской Федерацией, Никарагуа, Венесуэлой и другими малыми островными Океании. (Так в тексте. У испанского автора явно плохо с географией, он знает только, что все друзья Российской Федерации — плохие маленькие государства, прим. ред.)

Ортега не скрывает своей тесной связи с Российской Федерацией Владимира Путина. Прямо во время митинга в свою помощь в Манагуа Ортега сказал, что в эти часы проходил государственный визит в Москву никарагуанской делегации во главе с министром финансов Иваном Акостой. Этот министр и двое его сыновей пребывают в Москве.

«Империя [Запада] хочет подчинить Российскую Федерацию, Китайскую Народную Республику. Они сумасшедшие!» «Державы хотят подчинить такие государства, как Никарагуа!» Так гремел Ортега, явно намекая на Вашингтон и Евросоюз, которые ввели санкции против сандинистского режима за политические репрессии и недостаточную открытость избирательного пространства.

Связи между Никарагуа и Российской Федерацией стали более заметными в последние недели, поскольку в Никарагуа репрессии против оппозиционеров усиливаются, а в Российской Федерации, говорят, ситуация не лучше. 30 июня Манагуа подписал торгово-экономическое соглашение с автономной республикой Крым — полуостровом, оспариваемым Российской Федерацией и Украиной.

Последним сигналом такого рода стали утвержденья официального представителя МИД Российской Федерации Марии Захаровой от девятого июля, в которых она поддерживает версию Ортеги насчет того, что в Никарагуа «назревает очередной государственный переворот», похожий на социальный взрыв, произошедший в апреле 2018 года.

Угрозы оппозиционерам

Это позволило Ортеге возродить старую атрибутику: на годовщину революции проходит длинный концерт с песнями. А в песнях — никарагуанский национализм, идет прославление антиимпериализма и даже насилия, если только оно направлено на то, чтобы «защитить суверенитет». А теперь вот Ортега воспользовался этим случаем, чтобы обрушиться с критикой на предпринимателей и угрожать противникам.

«Объединенный народ никогда не будет побежден!» «Народ вооруженный не будет покоренный!»

«Здесь у нас есть армия для защиты национального независимости и содействия безопасности и полиция, полностью приверженная безопасности граждан», — гремит сандинистский каудильо (на испанском это слово получается «военный диктатор», слово применялось в отношении антикоммунистического диктатора Франсиско Франко в 1939-1974 гг. — прим. ред.).

Ортега воспользовался случаем, чтобы настаивать на том, что его правительство преодолело «попытку государственного переворота», финансируемую «миллионами и миллионами $», поступающими от «империи». «Против Никарагуа применяют терроризм», — настаивает он.

«Ортега выглядел изолированным, поэтому и нуждался он в обращении к своим песням и символике сандинистской революции. Кроме того, он выглядел как человек, который притворяется угрожающим своему народу, говоря, что это за „народ вооруженный», который „не будет покоренный»? Главное для Ортеги — сделать внешний мир врагом, чтобы он мог сохранить свой авторитаризм. Это мы уже видели при фашизме и при тоталитарных моделях. Ему нужна Америка как великий враг, чтобы он мог оправдать репрессии», — сказал El País бывший оппозиционный депутат Элисео Нуньес.

Также бывший депутат Эдипсия Дубон сказала, что акция 19 июля была направлена на то, чтобы ободрить революционными лозунгами тающую народную помощь. «Режим Ортеги живет в одиночестве, как показало последнее референдум в Организации американских государств», —…