Антипартизанские операции в 1943 году задержали масштабное наступление немецкой армии на Курск. Чтобы сломить сопротивление, немецкому командованию пришлось задействовать даже элитные подразделения, такие как 7-я дивизия. Погибло более 500 тысяч человек.

10 марта 1943 года полевая жандармерия 7-й пехотной дивизии вермахта отметила следующий случай: местный русский доброволец из службы поддержания общественного порядка во время побега ранил одного и застрелил насмерть двух унтер-офицеров. В заключении значилось: «Почти с уверенностью можно сказать, что он был связан с партизанами и позволил себя завербовать только для отвлечения внимания». А вот еще более весомое наблюдение: «Предполагается, что все гражданское население оказывало партизанам помощь».

7-я пехотная дивизия должна была в скором времени перейти под командование генерал-полковника Вальтера Моделя и присоединиться к 9-й армии для запланированного наступления на Курск. Со времени нападения на Советский Союз это подразделение сражалось на Восточном фронте. Во время провалившейся атаки на Москву в 1941-м оно, как было записано в одном из отчетов, было практически уничтожено.

Сильно пострадало оно и во время боев в 1942 году, так что к началу 1943 было немецкая «семерка» была уже непригодна к боевым действиям. Но поскольку сформированная в Баварии 7-я дивизия относилась к элитным войскам, ей была дана возможность в рамках весеннего призыва организовать и обучить своих новых солдат и привести в порядок вооружение.

В конце марта подразделение объявило о своей «полной боевой готовности». При численности 15 тысяч человек оно должно было удерживать участок фронта протяженностью 27 километров. 7-я пехотная дивизия относилась к подразделениям, чьи документы сохранились, по меньшей мере те, что были составлены до начала 1944 года. Они находятся в военном архиве Фрайбурга-в-Брайсгау. В этих бумагах можно обнаружить подробную хронику боев и смертей во время последнего масштабного наступления немецкой армии на Востоке – операции «Цитадель» – и последующего отступления.

Сроки наступления должны быть сдвинуты

Видное место в этой хронике занимает так называемая «партизанская война», которая в значительной мере замедлила движение немецких войск в направлении Курска. Из трех немецких групп армий (Север, Юг и Центр) лишь подразделения, входившие в состав Группы армий Центр, пережили с февраля по июнь 1943 года 840 партизанских атак на сеть железнодорожных дорог, по которым велось снабжение немецких войск. В итоге транспортировка 300 тысяч солдат, а также тысячи танков и штурмовых орудий, которая должна была производиться в условиях строжайшей секретности, существенно запоздала.

Наступление в очередной раз было перенесено. Более того, как только 7-я пехотная дивизия заявила о своей готовности к бою, она сразу же была задействована в антипартизанской операции под кодовым названием «Цыганский барон».

Целью операции были Брянские леса к северу от Орла, где возникло так называемое Локотское самоуправление, служившее немцам во главе с русским инженером. Оно имело статус автономного национального образования и собственные вооруженные силы численностью около 15 тысяч человек. Но даже учитывая, что Локотское самоуправление предоставило своих людей для борьбы с партизанами, этого было недостаточно для того, чтобы сдерживать увеличившийся на 7-8 тысяч человек отряд подполковника Красной Армии, чьи атаки на поселения, железнодорожные пути и продовольственные склады делали местность небезопасной.

В кратком отчете описаны «непривычные бои в лесу»: солдаты были вынуждены пробираться через болота и ночевать под открытым небом в насквозь промокшей униформе. «Те, у кого еще оставались романтические мечты из книг о приключениях, получили здесь возможность на собственном опыте узнать, какова жизнь настоящего первопроходца. Бойня без следа романтики, в борьбе с коварным врагом, знающим лес и его секреты». Солдатам приходилось выстраиваться в цепочки и прочесывать лесные чащи.

«Расстрел военнопленных запрещен»

О том, что скрывалось за лирическими отступлениями о первопроходцах, рассказывают полученные немецкой армией приказы.

Взятые в плен командиры и комиссары незамедлительно доставлялись к старшему офицеру разведки, который выступал в роли связного между тыловыми войсками СС и остальными участниками военных действий. То же самое относилось и к взятым в плен евреям. С ними был разговор короткий, а вот гражданские лица, «принудительно мобилизованные» партизанами, рассматривались в качестве военнопленных, относительно которых было дано строгое распоряжение: «Расстрел военнопленных запрещен». В противном случае последние не прожили бы и нескольких дней.

Но и пленные, которые получали статус вынужденных помощников партизан, не были в безопасности. Их ссылали в лагеря, где передавали помощникам вермахта, набранным из местного населения, чтобы те «своими собственными методами» проверяли, не затесались ли среди этих пленных участники партизанского движения.

И это только некоторые из эвфемизмов, которыми прикрывались массовые убийства. Еще в июле 1941 года…