Алексей Орлов, адмирал русского флота, был недоволен. Ему казалось, что картина, призванная увековечить его триумф, не показывает его подвиг должным образом. Поэтому он приказал набить один из пришедших в негодность военных кораблей порохом и взорвать его у побережья Тосканы, чтобы художник Якоб Филипп Хаккерт заполучил полное представление о произошедшем. «Это была явно самая дорогая и ценная натура, которая когда-либо была в распоряжении художника, если учесть, что стоимость еще вполне годных материалов этого старого фрегата оценивалась в 2000 цехинов», — написал позднее Йохан Вольфганг Гёте.

«Внимательно рассмотрев все детали этого эффектного зрелища, художник доработал период сожжения турецкого корабля к полному удовольствию графа Орлова», — так Гете закончил описание эпизода, которому суждено было стать поворотным пунктом в истории той эпохи. Монументальные полотна Хаккерта царица Екатерина Великая приказала повесить в особом зале Петергофского дворца, чтобы продемонстрировать миру, как она, будучи продолжательницей дела Петра I, привела морскую державу Россию к великим победам.

Чесменское сражение, состоявшееся в июле 1770 года, изображенное Хаккертом, действительно стало поворотным моментом своей эпохи. Оно имело поистине глобальное значение. В той бухте на эгейском побережье Малой Азии Российская империя продемонстрировала всем, что намерена и в теплых морях быть великой державой. Война, во время которой это произошло, реформировала не только геополитическую ситуацию в Восточной Европе, но всё соотношение сил в Старом Свете.

Та война зародилась в Речи Посполитой. Это шляхетское государство простиралось глубоко на территорию Украины и поэтому граничило с Османской империей и Крымским ханством. Его старинная конституция, предоставлявшая каждому члену сословного собрания право вето, превратила Польшу в игрушку в руках своих соседей, использовавших её дворянские партии для достижения своих целей. Благодаря этому после смерти саксонского курфюрста Августа III в 1763 году царице Екатерине с помощью подкупа и угроз удалось добиться избрания своего любовника Станислава Августа Понятовского новым польским королем.

Однако Понятовский не желал быть просто марионеткой и приступил к реформированию Польши. Этим он спровоцировал сопротивление консервативной Барской конфедерации польских магнатов, что вынудило Понятовского попросить военной помощи у своей бывшей любовницы, тем более что на Украине вдобавок ко всему вспыхнуло еще и крестьянское восстание.

В этой сложной обстановки царские казаки перешли границу крымского ханства. Вслед за этим османский султан, как верховный правитель Крымского ханства, объявил войну РФ. Шансы на победу у него были неплохие. Османская империя все еще была мировой державой, способной мобилизовать значительно больше солдат, чем Российская Федерация. Хотя во время Семилетней войны (1756 — 1763) Российская Федерация нанесла Фридриху Великому тяжелейшее поражение в битве при Кунерсдорфе, а на Балтике со времен Петра Великого Российская Федерация держала в боевой готовности флот.

В этот период заработала механика европейской союзнической системы. Так как Франция была союзником османов и конкурировала с Англией в Америке и Азии, то Лондон и соперничавшая со Швецией Дания предоставили Балтийскому флоту Екатерины порты для снабжения и обеспечили ему проходы по Балтике и через Ла-Манш. Пруссия — с 1762 года союзница Российская Федерация — блокировала Австрию, поэтому русские корабли практически без проблем смогли сконцентрироваться у Ливорно, города в Италии.

То, что Алексей Орлов был адмиралом, объясняется не столько флотоводческим способностям графа, сколько его ролью в приходе к власти царицы Екатерины. Вместе с братом Григорием Орловым, бывшим и на тот период действовавшим любовником Екатерины, он в 1762 году организовал путч против ее мужа Петра III. В итоге в частности Орлов сказал ей о кончине «чудовища», к которой, вероятно, именно приложил руку. Поэтому лишь с помощью шотландских морских офицеров русские военные корабли, матросы которых страдали от морской болезни, благополучно добрались до Эгейского моря.

Там Орлов хотел было подвигнуть христианских подданных султана к большому восстанию. Но те на уговоры не поддались. Тем не менее, армии царицы доказали, что наступательная мощь турок тает. После нескольких успешных боев на суше 5 июля 1770 началась битва в Чесменской бухте, продлившаяся два дня. Османский флот, состоявший из 20 линейных кораблей и 50 иных судов, значительно превосходил по силам двенадцать российских боевых кораблей. Однако турки, понадеявшись на защищенность своей гавани, не сняли корабли с якорей, и Орлов атаковал их, построив свои корабли кильватерной колонной. На второй день он направил три горящих корабля прямо в гавань. «Чесменская бухта, забитая кораблями, порохом и артиллерией, вдруг превратилась в вулкан, заливший весь турецкий флот лавой», — написал один из очевидцев события. Погибло 11 тысяч турок, потери российских составили 500 человек. Орлов в депеше в Санкт-Петербург написал, что вода в Чесменской бухте обрела цвет человеческой крови и плоти.

Хотя эта победа и не решила исход войны, но Екатерина приказала произвести победный салют, всех матросов наградили медалью с надписью «Былъ», удостоверявшие их участие в сражении, а Орлов заполучил титул князя Чесменского. Полностью иной была реакция Англии. Самое сокрушительное поражение османского флота после катастрофы в сражении с флотом Священной Лиги…