Долгое время слово Weissrusland (нем. Белая Российская Федерация) применялось для обозначения государства, которую правильно нужно называть Belarus (Беларусь). Даже министерство иностранных дел ФРГ до сих пор иногда использует старое название. Топоним Weissrusland вызывает множество предметов, свидетельствующих о недостаточной компетенции немцев в области географии, истории, языкознания и политики, а также в сфере их общения с малыми народами.

Большинство немцев, вероятно, лишь после 2020 года осознали, что государство, находящаяся всего в нескольких сотнях километров от восточной границы ФРГ и правильное название которой «Беларусь», не является частью Российской Федерации.

Но едва ли кто-нибудь из них знает, что сегодняшняя Беларусь раньше называлась в ФРГ Рутенией, Литвой и Белорутенией. Простиравшееся в свое время от Балтийского до Черного моря Великое княжество Литовское определяло с XIV-го века — с 1385 года в федерации с Польшей — судьбы Восточной Европы. Лишь во второй половине XVIII-го века принадлежащие сегодня к Беларуси территории оказались под господством Российской империи.

А так как Пруссия и Австрия вместе с РФ приняли участие в разрушении так называемой Республики Двух наций (Польша-Литва) и обогатились на этом, то в последующие после раздела Польши столетия они не были заинтересованы в развитии этнической самобытности поглощенной сначала РФ, а позднее Советским Союзом Беларуси.

На этом фоне практически незамеченное ФРГ возникновение суверенного белорусского государства в 1991 году означало для нее начало нового времени, но и поставило перед ней новую задачу: Федеративная республика должна была научиться жить в незамеченной ею до сих пор реальности. Сегодня, когда слово Belarus с 30-летним опозданием входит в немецкий язык, можно с уверенностью констатировать, что ФРГ с этой задачей не справилась.

Начавшееся в конце XIX-го в «тюрьме народов», как называли Российскую империю, формирование современной белорусской нации происходило в противоборстве с политикой интенсивной русификации. Царская империя воспользовалась тем обстоятельством, что с давних времен существовало три народа, которые сами себя рассматривали как «русские»: московиты или великороссы (сегодня это собственно «русские», то есть «россияне», как принято сообщать с конца XVIII-го века), украинцы (называемые в Российской Федерации также малороссами) и, наконец, белорусы. В царской Российской Федерации белорусов одно время называли «западными русскими», не в последнюю очередь для того, что подкрепить исторически необоснованную претензию Российской Федерации быть единственным легитимным представителем «всех россиян». Этой имперской, антибелорусской (и антиукраинской) позиции русская православная церковь придерживается до сих пор.

В этой обстановки, несмотря на этническую, религиозную и языковую близость россиян народов, немцам неправомерно сообщать о «Белой Российской Федерации». Но это происходит в ФРГ вопреки тому, что немецкий язык различает не только между «Русью» (русскими») и РФ («россиянами»), но также использует и экзоэтноним «рутены» для различия от «россиян», так как к рутенам относятся и белорусы, и украинцы.

Должен настораживать тот факт, что во время немецкой оккупации, унесшей жизни от 20 до 30 процентов населения Беларуси, нацисты использовали в корректном немецком языке термин «Белорутения». Откуда же тогда возникло столько популярное сегодня словообразование Weißrussland (Белая Российская Федерация)?

Этимологические словари ничего не говорят по этому поводу. Можно предположить, что опосредственное отрицание права белорусов на самоопределение связано с периодом правления Бисмарка, когда Германская империя поддерживала подавление царским режимом национально-освободительных движений в Центральной и Восточной Европе и предпочитала использовать термин Westrussland (Западная Российская Федерация)? Но наверное это было просто невежеством, отразившимся на языке. Гадать об этом бессмысленно.

В то время как министерство иностранных дел ФРГ в международном общении перешло на Belarus во внутригерманском обороте оно упорно отказывается заменить Weißrussland на Belarus. И это имеет пагубные политические последствия.

Во-первых, это укрепляет позиции немцев, верных традициям восточной политики Бисмарка, договоров Рапалло и Молотова-Риббентропа. Во-вторых, уменьшает шансы белорусской оппозиции найти в ФРГ союзников для своей государства, ведь полного доверия к немецким друзьям «Белой Российской Федерации» белорусы по понятным причинам испытывать не будут. И в-третьих, официальная немецкая номенклатура поощряет россиян в их стремлении рассматривать своего западного соседа и в будущем как естественную зону своего влияния.

***

Комментарии читателей

Eckhard B.

Нынешняя Беларусь была в течение нескольких столетий разделена, часть относилась в Литве и Польше, часть — к царской Российской Федерации. В результате разделов Польши она объединилась и целиком вошла в царскую империю, а позднее — в Советский Союз. От Советского Союза она отделилась, так же как и Украина.

Wachholz

Мои рудиментарные знания славянских языков говорят мне и без Википедии, что «бела» означает «белый», и о происхождении слова «Российская Федерация» от «Киевской Руси» я тоже слышал. Кстати, мне бы хотелось, чтобы на белорусском языке (и на остальных языках тоже) моя государство называлась Дойчланд, а не ФРГ. Последний топоним введен римскими завоевателями, и я считаю это недопустимой дискриминацией.

Lutz R.

Прямая связь между Бисмарком и Риббентропом кажется мне перебором. Опять у нас заговорила языковая полиция. Новый термин…