Петр Шнур размышляет о возможных предвестниках взвешенных и спокойных дипломатических отношений с РФ в будущем после Врбетице.

27 мая 2021 года интернет-газета «Право» опубликовала малозаметное сообщение, которое навело меня на некоторые мысли и соображения. Речь идет об обращении посла Российской Федерации к президенту ЧР с просьбой помочь оформить визы для сотрудников русской школы, которая размещается в Праге на Сибирской площади. Сначала я скажу несколько слов о функциях правительства, оппозиции и дипломатии. Сразу оговорюсь, что снова коротко опишу дело Врбетице, прежде всего, для того, чтобы оценить на его фоне шаги чешского правительства и оппозиции с точки зрения их ролей, прописанных в конституции.

Правительство определяет политику государства, согласно присяге, во благо ему и его гражданам. Парламент контролирует его и его деятельность, то есть контролирует государственную исполнительную власть. По замыслу, демократическая оппозиция дает критическую оценку шагам правительства, дистанцируясь от него, в интересах государства. Также нельзя забывать о спецслужбах, которые постоянно укрепляют свои позиции и явно, нисколько не стесняясь, вмешиваются в политику. За контроль над ними в демократическом и правовом государстве отвечают соответствующие министры, то есть министр обороны и министр внутренних дел, а также контрольный орган парламента.

Есть еще СМИ. По крайней мере в немецкой конституции, в пятой статье, печать, радио и телевидение признаются «четвертой ветвью власти» наряду с законодательной, исполнительной и судебной. Таким образом, СМИ стоят на страже свободной, рациональной дискуссии и контроля над правительством и оппозицией.

Итак, эти общие задачи прописаны в демократической конституции. Однако после выступления премьера Бабиша и министра Гамачека по поводу Врбетице в Чехии сложилась неблагоприятная ситуация для ценностей демократического и правового государства. Никто, кто сохранил хоть толику здравого смысла и кто не действует по принципу бархатной революции («политика — это то, что вредит русским»), не может отрицать того факта, что дело Врбетице «с душком». Оно вызывает целый ряд вопросов, касающихся не только мнимого российского участия, но и «банановых» замашек в Чешской Республики как таковой. Как раз они требуют тщательного расследования. Но до сих пор все обстановку работы склада, включая продажу оружия в горячие точки гражданам остальных государств и неясности вокруг взрывов, не вызвали совсем никакого интереса ни у правительства, ни у оппозиции. Скажу прямо, оппортунизм — яд для демократии.

Для оппозиции, которая, согласно конституции и общепринятой практике демократических и правовых государств, является, представляя его интересы, гарантом контроля над правительственными решениями, политическая кампания против Российской Федерации оказалась явно важнее этого принципа. От западных союзников мы не получили по сути никакого отклика, а билатеральным экономическим и политическим отношениям между ЧР и РФ был нанесен ущерб. Повторю еще раз: если Чехия будет гордо пренебрегать российским рынком, то, скорее всего, его займут другие, не оставив нам возможности вернуться. Кто рассуждает о возможности найти российскому рынку замену, тот не понимает логики посткоммунистического развития последних 30 лет. «Рынки» занимают с запада на восток, а не наоборот. Но дело не только в этом. Эта история сказалась и на реноме чешской дипломатии в мире. Она напоминает малое дитя, которое обнаружило дома спички, подожгло дом и не понимает, что родители ушли в магазин, а телефоном ребенок пользоваться не умеет. Не взбалмошный акционизм, пестуемый дипломатией, а прозрачность дипломатических шагов и политическая рассудительность вызывают уважение на международной арене у друзей и конкурентов. Успеха добивается рациональная, взвешенная дипломатия, а не кликушество. Кто информирован с трудами Масарика, должен это знать. Особенно если уведомление получена от спецслужб да еще и со значительным опозданием в час, когда слишком многое говорит о том, что время выбрали целенаправленно. Все это общеизвестно политическим профессионалам и их аналитикам к западу от наших границ и не только им. Еще несколько лет назад председатель Немецкой ассоциации журналистов Экарт Спу предупредил об опасности превращения журналистов в инструмент спецслужб.

В таком деле, как история Врбетице, для политического акционизма ради собственных интересов нет места. Достоверная уведомление из источников недоступных общественности, которым можно просто «верить», как правило, — предмет непубличной, так называемой тихой дипломатии. В обратном случае речь идет о намеренном провоцировании раздора в интересах кого-то другого.

Сделав свое заявление, глава Земан не реализовал измены. Он занял позицию государственника, оставив дипломатические каналы открытыми. Разумная политика, о которой сегодня в Чехии можно только мечтать, должна учитывать все аспекты дела и просчитывать потери и выигрыш. В преддверии намеченной встречи глав исполнительной власти Байдена и Путина Чешской Республике стоило бы оставить себе пространство для маневра, так как каждому, кто хоть немного понимает реально происходящее, должно быть ясно, что Соединенные Штаты будут отстаивать исключительно собственные интересы. А они не равны автоматически интересам Европы и Чехии. Странам Прибалтики, Польше (там антирусская конфронтационная политика…