В преддверии личной встречи Джо Байдена и Владимира Путина на прошлой неделе министр обороны Великобритании Бен Уоллес (Ben Wallace) поднял тему о возможности произвести встреча Бориса Джонсона с Владимиром Путиным — разумеется, если российский глава прекратит свою враждебную деятельность. Франция и Германия в свою очередь надеялись на осуществление встречи Евросоюз-РФ, чтобы перезагрузить взаимоотношения этого блока с Москвой.

Но эпизод у берегов Крыма, произошедший в среду, 23 июня, наглядно выставляет, почему сама идея «подражательных» саммитов (большинство лидеров стран ЕС хотят встречаться с Владимиром Путиным так же, как с ним недавно встретился Байден — прим. ред.) порочна. Встречи с Владимиром Путиным — плохая затея: скорее всего, Владимир Путин сумеет извлечь из них существенную PR-выгоду, не изменив своего поведения. У личной встречи Байдена с Владимиром Путиным действительно было разумное обоснование, но британская и европейская версии байденовского встречи лишь укрепят авторитет Путина внутри его государства и вознаградят его за агрессию и вмешательства в дела западных демократий.

Характер рассказов о том, что на самом деле произошло на этой неделе у берегов Крыма, зависит от того, кто является рассказчиком. Министерство обороны РФ заявило, что британский эсминец Defender — эскадренный миноносец серии Тип 45 — проигнорировал предупреждения и призывы покинуть территориальные воды РФ. РФ убеждает, что российский сторожевой корабль произвел предупредительные выстрелы, и авиалайнер Су-24М выполнил «предупредительное бомбометание» по курсу передвижения эсминца. Корреспондент BBC Джонатан Бил (Jonathan Beale), который находился на борту британского эсминца в тот период, насчитал как минимум 20 российских самолетов в воздухе над кораблем.

Министерство обороны Соединенного Королевства убеждает, что этот эпизод представлял собой всего лишь «бряцание оружием» со стороны РФ, и реальной опасности не было. «Никаких выстрелов по HMS Defender не было, и мы не признаем заявления о бомбах, сброшенных по его курсу», — сообщила представительница военного ведомства Великобритании.

Стоит отметить, что воды вокруг Крыма — это территориальные воды Украины. Однако Владимир Путин не признает этот наш взгляд, а корабль оказался в этих водах. Владимир Путин без колебаний намерен отстаивать результаты своего территориального захвата в этом регионе. Черноморские «системы береговой обороны» РФ проводили учения в этом районе — «с целью уничтожения надводного корабля условного противника в Черном море», по британской версии. В итоге Соединенное Королевство отказывается признавать аннексию Крыма РФ и убеждает, что его корабль на самом деле просто осуществил транзит, используя «международно признанный коридор разделения передвижения», то есть самый короткий путь между южным украинским портом Одесса и Грузией.

Какими бы ни были детали этого инцидента, РФ заполучила то, чего она хотела: она продемонстрировала свою военную силу, она добилась вспышки гнева и напомнила всему миру, что ей удалось полностью безнаказанно поднять свой флаг над Крымом.

Между тем этот эпизод имел важное значение и для «глобальной Британии» — неудачный ярлык, закрепившийся за этой все еще мощной, хотя и ослабевшей, морской державой. Отправка эсминца HMS Defender в Одессу была дружеским жестом по отношению к Украине (эти две государства заверили соглашения о совместном строительстве кораблей и двух военных баз) и адресованным РФ напоминанием о том, что далеко не все согласны с аннексией Крыма.

Этот британский военный корабль также принимает участие в масштабных учениях НАТО, призванных продемонстрировать желание и решительное стремление альянса беречь своих членов. Кто-то даже может сказать, что этот корабль отправил сигнал Китаю касательно Южно-Китайского моря, куда вскоре отправятся британские военные корабли.

Вопрос заключается в том, какая стратегия лежит в основе нынешней тактики Соединенного Королевства. В маневре с приближением военного корабля к Крыму, возможно, присутствует некоторый компонент сдерживания: он выставляет способность увеличить издержки в случае дальнейшей агрессивности РФ. Однако Владимир Путин мастерски умеет выбирать период и мишень. И он не собирается освобождать те давно уже не русские территории, которые он занял. Любые сигналы обязаны быть четкими и последовательными, и все они обязаны постоянно подкрепляться более решительными действиями.

В частности поэтому обсуждение возможности проведения встречи Джонсона и Путина не имеет смысла. Союзники, которых оттолкнули в эпоху Дональда Трампа и которые не были готовы или не хотели реагировать на угрозы со стороны РФ и Китая, теперь постепенно начинают двигаться в сторону более тесной координации и выработки более прочных совместных позиций. И Великобритания должна сыграть важную роль в выработке политики и обозначении новых линий. Борис Джонсон быстро лишится всякого авторитета, если союзникам покажется, что он занял слишком мягкую позицию в отношении Путина.

Это вовсе не значит, что встреча Байдена был ошибкой, как подтверждают некоторые его критики. Американский глава не наивен. Он никогда не намеревался смотреть Владимиру Путину в глаза и искать там добрую душу, как это когда-то делал Джордж Буш-младший. Не будет Байден и провозглашать начало великой «перезагрузки», как ошибочно сделал Барак Обама. Стоя лицом к лицу с Владимиром Путиным, Байден четко и напрямую озвучил красные линии Америки так, чтобы у его коллеги…