02.08.2021

STROKA.info

Главные новости России и мира

«Ахи, охи, ордена. Дальше-то что?». Как Виктор Горлов спасал детский футбол


«Я жду с нетерпением, когда из большого футбола уйдут большие финансовые ресурсы и когда туда придут люди, которые любят футбол, а не финансовые ресурсы в нём. Вот это будет самое счастливое время», – сказал Виктор Горлов в одном из онлайн-интервью. Самое счастливое время не наступило. Время, отведённое ему самому, ­– истекло.

Бледная сборная РФ – лишь верхушка уродливой пирамиды, на каждом этаже которой чёрт ногу сломит. Внизу, в основании – дети, чиновничьи равнодушные спины, лысые поля и горы далёких от реальности концепций. Там бедно, пыльно, хаотично. Самый незавидный этаж. Но, попав туда много лет назад, Горлов остался. Поверил, что найдёт таблетку от мучений детского футбола.

«Он перезвонит…»

«Последней умной книжкой, которую прочитали наши управленцы футбола, была, видимо, «Курочка Ряба». Там работают, так скажем, гомункулы, непонятно где выращенные. Мы говорим: «футбольное объединение», но по факту никакого сообщества у нас нет, – размышлял в разговоре с «АиФ» профессор Анатолий Воробьёв, автор первой, написанной ещё в 1994 г., программы развития футбола в РФ. – Вот есть у нас замечательный Виктор Николаевич Горлов. Он же на себе уже четверть века Детскую футбольную лигу тащит. На своём энтузиазме».

Тогда и подумалось: надо будет поговорить с Горловым. Пусть расскажет, что там, на нижнем этаже. А тут вроде и повод – футбольная сборная самой большой государства на ­Евро-смотре оказалась случайно, ненадолго и зря. После поражения РФ от Дании мы набрали ему, чтобы договориться об онлайн-интервью. В трубке раздался женский голос: «Виктор… Он пока не может разговаривать. Мы в стационаре. Он перезвонит, когда будет получше». Не перезвонил. 29 июня его сердце остановилось. Онкология. ­Боролся долгие годы, но проиграл.

Он не расскажет. Теперь есть только прошлое время – «рассказывал».

Рассказывал всегда охотно, ни одному журналисту не отказал. Во-первых, хотел, чтобы о дет­ском футболе знали. Во-вторых, сам долго был в этой шкуре, хоть на журфаке так и не отучился.

«Надо мной смеялись»

«Любовь к футболу у моего поколения в крови была. В 17.00 в день игры народ в селе обступал «колокол» – такой формы динамик на столбе висел. Толпимся у динамика, нам сообщают: ­«Истекают последние минуты матча, Борис Брыкин оформляет свой пятый гол!» Кругом восторг – неописуемый. Мы сходили с ума по футболу. 1966 год. Папа говорит мне: «В Барнаул приезжает алма-атинский «Кайрат», 1/16 финала Кубка государства. По­едешь в город один, остановишься у дяди Серёжи». Мне 13 лет. Мать в крик: ­«Куда его одного!»

Эмоции подростка. В себе решил не держать, стал посылать заметки в районную газету. Их печатали. И подумалось, а не замахнуться ли на журфак в Иркутске или Екатеринбурге, но сам себя остановил: у пацана из алтайского села там шансов нет. Поехал поступать в Бийск, но вместо того, чтобы готовиться к экзаменам, неделю мяч гонял. В итоге студенческая жизнь накрылась медным тазом. Но повезло: нарисовалась вакансия корреспондента в сельхозотделе.

«Год до армии я ночевал то в стогах сена, то на токах, то в машинах. Потом заводская многотиражка, телевидение, «Алтайская правда», «Комсомолка», которая сначала перевела меня в Алма-Ату, а потом – неслыханное дело – отправила освещать хоккейный чемпионат мира в Праге: видимо, сочли перспективным. Через полгода взяли в Москву – замредактора отдела спорта и информации. До сих пор не знаю и стесняюсь спросить, за что меня, парня из деревни, позвали на такую должность».

Деревенский парень даже дорос до собкора в Югославии. Там узнал, чем пахнет война. А по возвращении понял, что и дома скверно пахнет. «Уезжал я из Советского Союза, а вернулся непонятно куда: каждый сам за себя, началось акционирование газеты, появились джинса, заказные стать­и, стали подкупать журналистов – я в это уже не ­вписывался».

Мэр Москвы Сергей Собянин на открытии нового футбольного стадиона ГБУ «Спортивно-адаптивная школа Москомспорта» в районе Северное Медведково.

Ушёл. 1990-е. Все что-то растаскивают, а он со своей неуёмной энергией решил создавать. Посмотрел на сдувшийся «Кожаный мяч» (который ещё накануне был самым массовым дет­ским всесоюзным), оценил свой талант организатора (когда-то после его клича в «Комсомолке» по всей стране стали играть в мини-футбол) и придумал Дет­скую футбольную лигу (ДФЛ). Зачем? Отвечал: «Дети были абсолютно бесхозными».

«В детский футбол я вошёл чужим человеком. Чиновники не любили меня как любого, кто заставляет их шевелиться. Вокруг стреляли, отнимали друг у друга бизнес. А я бегал по инвестиционным фондам «МММ», «Чара», «Русский дом Селенга», «Властилина», обманывавшим своих вкладчиков, и наивно искал среди них спонсоров. Надо мной смеялись, закрывали передо мной двери. Все эти монстры исчезли, а крошечная организация ДФЛ, начинавшаяся с 46 команд, до сих пор существует».

Играть было негде. Подключал былые связи, нарабатывал новые и как-то умудрялся находить поля. Куда селить пацанов, приехавших на один из первых турниров в Подмосковье? Звонок-другой – нашлось место в музыкальном интернате для одарённых детей. Мальчишки спали по 10–15 человек в комнате, а один из тренеров – на рояле.

«Классный мужик»

Так и ходил с 1993 г. по спонсорам, меценатам, благотворителям, докучал чиновникам. А Детская лига росла. Соревнования по всей стране. В год 3 тыс. команд, 50 тыс. мальчишек.

Просто один комментарий из оставленных на спортивном ресурсе под новостью о том, что умер Виктор Горлов: «Команда моего сына отобралась…



Источник Аргументы и факты