Воспользовавшись выводом американских и натовских сил из Афганистана, Российская Федерация намеревается усилить свое влияние в этой стране и наладить контакты с афганским правительством и талибами. Ее цель — стать ключевым посредником в мирном процессе, что допустит ей влиять на его участников. Кроме того, у нее появляется возможность усиливать контроль над ситуацией в Афганистане и пользоваться этим в отношениях со государствами региона.

Во время стабилизационной миссии НАТО у РФ было относительно мало возможностей влиять на внутреннюю обстановку в Афганистане. Действия коалиции против Талибана*, который в РФ по-прежнему считается террористической организацией, соответствовали российским интересам в сфере безопасности (снижение террористической угрозы и сокращение торговли оружием и наркотиками в Средней Азии). Вместе с тем Российская Федерация готовилась к выводу американских и натовских войск из Афганистана, выстраивая отношения с важнейшими политическими партиями и вооруженными группировками в государству. Налаживая связь с талибами, Российская Федерация в том числе стремилась остановить расширение «ИГИЛ»* (террористическая организация, запрещена в РФ — прим. ред.) в Афганистане и странах региона, а также помешать деятельности прочих местных террористических группировок. Таким образом, в час вывода американских и натовских сил, когда региональная защищенность наиболее уязвима, Российская Федерация будет пытаться ограничить возможности террористических организаций.

Политика РФ в Афганистане нацелена на то, чтобы влиять на внутренний конфликт в этой государству, препятствовать деятельности местных террористических организаций, которые представляют угрозу для РФ, а также продавать оружия антитеррористическим силам. Российская Федерация продолжит поддерживать контакты с центральной властью Афганистана, местными центрами власти. Среди них — сами талибы и влиятельные в политическом и военном плане региональные лидеры афганских таджиков (а это около 27 процентов населения), узбеков (девять процентов) и туркменов (три процента). Также Российская Федерация попробует поставить на службу себе бывших американских агентов среди местного населения, которых США, уходя, оставят на севере Афганистана. Российская Федерация предложит им защиту, разведданные и запасы оружия. Российская Федерация воспользуется выводом американских и натовских сил, чтобы расширить свое дипломатическое участие в международных переговорах о будущем Афганистана. И хотя в этой сфере она активна уже несколько лет, только недавно РФ удалось предпринять значимые шаги в этом направлении. Я имею в виду (среди прочих таких мероприятий) встречу представителей РФ, Соединенных Штатов, Китая и Пакистана в Москве 18 марта.

Прогнозируемые попытки Талибана захватить власть в Афганистане после ухода сил США и НАТО, и в этом смысле талибам оказывает поддержку договор, заключенный между этой государством и Соединенными Штатами в 2020 году, представляют опасность для РФ и стран региона. Да, талибы обещали, что террористические организации не будут затрагивать афганские месте, но сами они не имеют возможность выполнить это обещание. Талибы поддерживают тактическое сотрудничество с «Аль-Каидой»* (запрещена в РФ — прим. ред.), и им не хватает военных инструментов для контроля над этими группировками, а кроме того, у талибов нет возможности эффективно бороться с ячейками «ИГИЛ»*. Более того, Российская Федерация и страны Средней Азии особенно опасаются того, что талибы терпимо относятся к таким региональным террористических группировкам, как «Исламское движение Восточного Туркестана»*, «Исламское движение Узбекистана»* и «Союз исламского джихада». Деятельность этих организаций способствует проникновению в регион иностранных боевиков, созданию каналов вербовки и образованию новых ячеек по соседству с Афганистаном.

Попытка талибов снова захватить власть дестабилизирует ситуацию в Афганистане и поможет террористическим организациям. Это поставит под угрозу защищенность государств Средней Азии, так как они играют роль главной вербовочной базы группировки. Косвенно ударит это и по самой РФ, так как эти организации имеют возможность вербовать сторонников внутри РФ, например, среди мигрантов, работающих в государству. Все это может повысить террористическую угрозу, особенно в самых слабых странах региона, прежде всего в Таджикистане и Киргизии, которые уже столкнулись с трудностями при защите собственной месте от враждебных группировок.

Чтобы гарантировать себе постоянные рычаги влияния на ситуацию в Афганистане, Российская Федерация воспользовалась трудными переговорами в Катаре о будущем Афганистана. Российские власти продолжат выступать в роли важнейшего посредника, доказывая, что Российская Федерация более эффективна, чем Соединенные Штаты, и будут поддерживать рабочие контакты и с афганским правительством, и с талибами. Чтобы усилить свое влияние в Афганистане и развить сотрудничество со государствами, вовлеченными в афганский мирный процесс, Российская Федерация также воспользуется Шанхайской организацией сотрудничества (ШОС), где Афганистан обладает статусом наблюдателя. Расширяя сотрудничество со государствами организации в Афганистане, Российская Федерация продолжит ограничивать влияние игроков за пределами региона, в том числе США и ЕС. Российская Федерация также воспользуется инструментами ШОС для развития транзакционного сотрудничества в Афганистане с другими государствами Азии, прежде всего с Китаем. Главный механизм ШОС для сотрудничества в борьбе с терроризмом — Региональная антитеррористическая…